Полиграф в судебной практике примеры



Полиграф в судебной практике примеры

Постановление № 44У-75/2019 4У-707/2019 от 28 марта 2021 г.


, судимый:- 20.01.1999 года Красноярским районным судом Самарской области по п «г» ч.2 ст. с учетом изменений, внесенных постановлением Советского районного суда от 22.11.2011 года к 1 году 11 месяцам лишения свободы;- 24.09.2009 года Красноярским районным судом Самарской области по п «б» ч.2 ст.

( 2 эпизода) п. «б,в» ч.2 ст.

( 4 эпизода) п «а» ч.2 ст. с учетом изменений внесенных постановлением Советского районного суда от 22.11.2011 года к 3 годам 5 месяцам лишения свободы, освобожден 30.05.2012 года на основании постановления Советского районного суда от 17.05.2012 года условно-досрочно на 5 месяцев 3 дня;- осужден по ч.1 ст.

к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 08.02.2016 года, с зачетом времени содержания под стражей с 16.06.2015 года по 07.02.2016 года. Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 26 апреля 2016 года приговор оставлен без изменения.В кассационной жалобе осужденный Шахматов А.С., не оспаривая доказанность вины в преступлении и квалификацию содеянного, выражает несогласие с приговором в части назначенного наказания.

Указывает, что назначенное ему наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости, поскольку судом не было учтено его состояние здоровья, а именно наличие у него тяжелых заболеваний. Просит снизить наказание, исключив рецидив преступлений и применив положения ст.

, , ч.3 ст. .Заслушав доклад судьи областного суда Посоховой С.В., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы, выслушав мнение заместителя прокурора Самарской области Шевцова А.Ю., ПрезидиумУСТАНОВИЛ:Шахматов А.С.

признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти Ант. ДД.ММ.ГГГГ. Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, описательно-мотивировочная часть которого, согласно требованиям п.1 ст. содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.Проверив материалы уголовного дела и доводы кассационной жалобы, Президиум находит выводы суда о виновности Шахматова А.С.

в совершении убийства, т.е. умышленном причинении смерти Ант. правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.Доказательства, положенные в обоснование приговора, а именно: показания свидетелей П., Ш., Анд., Д., заключения судебно-медицинской и биологической экспертиз, иные письменные доказательства по делу, проверены судом первой инстанции с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности.Оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения не имеется, поскольку они последовательны, не содержат существенных противоречий, согласуются между собой, подтверждаются совокупностью других доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Данных, свидетельствующих о наличии у свидетелей оснований для оговора Шахматова А.С., судом не установлено, не усматривается таковых и при проверке материалов дела в кассационном порядке. Вместе с тем Президиум находит кассационную жалобу осужденного подлежащей частичному удовлетворению, а судебные решения в отношении Шахматова А.С.
Вместе с тем Президиум находит кассационную жалобу осужденного подлежащей частичному удовлетворению, а судебные решения в отношении Шахматова А.С.

изменению по следующим основаниям.В соответствии с ч. 1 ст. основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.Согласно ст. приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.В силу ст.

доказательства, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из перечисленных в ст. обстоятельств.Как следует из приговора, суд в качестве доказательств виновности Шахматова А.С.

в совершении преступления сослался, в том числе на заключения эксперта, проводившего психофизиологическое исследование с использованием полиграфа в отношении осужденного Шахматова А.С.

и свидетеля Д., и признал их в качестве допустимых доказательств.Между тем Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе.

Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, одним из способов проверки следственных версий, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. .Согласно положениям ст. , , и выводы судебной экспертизы должны быть научно обоснованными, данными на основе специально разработанной достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений по определенному предмету.

Несоответствие этим требованиям влечет недопустимость доказательств с точки зрения их полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки.Таким образом, в связи с тем, что заключения судебной психофизиологической экспертизы №, № в отношении осужденного Шахматова А.С.

и свидетеля обвинения Д., не отвечают вышеприведенным требованиям уголовно-процессуального закона, вследствие чего являются недопустимыми, то ссылки на них, как на доказательства виновности Шахматова А.С.

в совершении преступления, подлежат исключению из приговора.Вместе с тем, поскольку вышеуказанные недопустимые доказательства не являлись основополагающими по делу, а вина Шахматова А.С. в совершении преступления подтверждена совокупностью иных достоверных и допустимых доказательств, следует признать, что исключение на них ссылок из приговора не влияет в целом на законность и обоснованность приговора и не влечет за собой каких-либо улучшающих правовое положение осужденного последствий.Кроме того, приговор подлежит изменению ввиду допущенного судом при назначении Шахматову А.С.

наказания, существенного нарушения требований уголовного закона, повлиявшего на исход дела.Согласно ст.

при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.Смягчающими наказание Шахматова А.С.

обстоятельствами суд обоснованно признал состояние его здоровья, наличие заболеваний туберкулезом легких и гепатитом «С». О наличии данных заболеваний осужденный заявлял в суде первой и апелляционной инстанции, о них же свидетельствуют приложенные им документы, в которых отсутствуют сведения о наличии у него такого заболевания, как ВИЧ, о котором он указывает в кассационной жалобе.

Обстоятельствами, отягчающими наказание Шахматова А.С., суд признал опасный рецидив преступлений и совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Указание в приговоре на наличие в действиях осужденного такого отягчающего обстоятельства, как опасный рецидив преступлений, противоречит формулировке, приведенной в п.

«а» ч.1 ст. , которая предусматривает, что отягчающим обстоятельством может быть признан рецидив преступлений, без указания на его вид.Следовательно, в приговор следует внести соответствующие изменения, в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Шахматова А.С., следует признать рецидив преступлений. Вид рецидива судом установлен верно, как опасный на основании п. «б» ч.2 ст. , поскольку Шахматов А.С.

судим 20.01.2009 года приговором Красноярского районного суда Самарской области, с учетом изменений, внесенных постановлением Советского районного суда г. Самары от 22.11.2011 г. за совершение тяжкого преступления по п.

«г» ч.2 ст. к 1 году 11 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

Он же осужден приговором Красноярского районного суда Самарской области 24.09.2009 г., с учетом изменений, внесенных постановлением Президиума Самарского областного суда от 24.12.2009 г. и постановлением Советского районного суда г. Самары от 22.11.2011 г. по п. «б» ч.2 ст. (2 эпизода), п. «б,в» ч.2 ст.
«б» ч.2 ст. (2 эпизода), п. «б,в» ч.2 ст. (4 эпизода), п. «а» ч.2 ст. , ч.2 ст.

, , к 3 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима. Шахматов А.С. освободился от назначенного наказания условно-досрочно по постановлению Советского районного суда г. Самары от 17.05.2012 года на 5 месяцев 3 дня.

На момент совершения преступления, за которое он осужден обжалуемым приговором Промышленного районного суда, судимости погашены не были. Доводы кассационной жалобы осужденного об исключении рецидива преступлений, как отягчающего наказание обстоятельства, на законе не основаны, поскольку условное осуждение в отношении него за совершение тяжкого преступления было отменено на основании ст. УК РФ с назначением наказания по совокупности приговоров в порядке ст.

, которое он отбывал в местах лишения свободы.По смыслу статьи , совершение особо тяжкого преступления лицом, имеющим судимость за тяжкое преступление, за которое он отбывал лишение свободы, образует опасный рецидив преступлений. При признании рецидива преступлений опасным осуждение к реальному лишению свободы включает в себя и условное осуждение к лишению свободы, если условное осуждение отменялось и лицо направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы до совершения им нового преступления.Однако вводные части приговора и апелляционного определения подлежат изменению указанием на судимости Шахматова А.С.

в соответствии с материалами дела, приговорами и постановлениями. Кроме того, Президиум считает необходимым исключить из приговора указание о признании отягчающим наказание обстоятельством — совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.Исходя из положений ч. 1.1 ст. , само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не является основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание.

В данном случае суд лишь констатировал факт нахождения Шахматова А.С. в состоянии опьянения, однако не привел в приговоре мотивов принятого решения о признании данного состояния отягчающим наказание обстоятельством.Апелляционная инстанция, проверяя уголовное дело и решение по нему суда первой инстанции, на указанные обстоятельства внимания не обратила.Приведенные выше нарушения уголовного закона Президиум признает существенным, повлиявшим на назначение Шахматову А.С. справедливого наказания, что влечет изменение судебных решений.

С учетом совокупности обстоятельств, смягчающих наказание осужденного Шахматова А.С.

и сведений о его личности, перечисленных в приговоре и принятых во внимание при назначении наказания, назначенное осужденному наказание подлежит смягчению.Вместе с тем, Президиум не находит возможности назначения наказания Шахматову А.С.

с применением положений ч. 3 ст.

, как просит осужденный в кассационной жалобе. В соответствии с ч. 2 ст. , срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ.Согласно положениям ч. 3 ст. , при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст.

, срок наказания может быть назначен менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. , может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.Таким образом, из смысла приведенных норм Закона следует, что назначение наказания с применением ч.

2 ст. является обязанностью суда при наличии в действиях виновного лица рецидива преступлений, а применение требований ч.

3 ст. при наличии в действиях виновного лица рецидива преступлений, если судом будут установлены еще и смягчающие наказание обстоятельства, является правом суда, но не его обязанностью.С учетом фактических обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, отсутствия исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, при наличии рецидива преступлений, вывод суда об отсутствии оснований для применения ч. 6 ст. , ст. ст. , , является правильным.На основании изложенного и руководствуясь п.6 ч.1 ст. 401.14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ПрезидиумПОСТАНОВИЛ:Кассационную жалобу осужденного Шахматова А.С.

удовлетворить частично.Приговор Промышленного районного суда г.Самары от 08 февраля 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 26 апреля 2016 года изменить:- уточнить вводную часть приговора Промышленного районного суда г.Самары от 08 февраля 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 26 апреля 2016 года сведениями о судимостях Шахматова А.С., указав, что он осужден: — 20.01.2009 года приговором Красноярского районного суда Самарской области (с учетом изменений, внесенных постановлением Советского районного суда г. Самары от 22.11.2011 г.) по п.

Рекомендуем прочесть:  Где на квитке лицевой счет москва

«г» ч.2 ст. к 1 году 11 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев; — 24.09.2009 г.

приговором Красноярского районного суда Самарской области (с учетом изменений, внесенных постановлением Президиума Самарского областного суда от 24.12.2009 г. и постановлением Советского районного суда г.

Самары от 22.11.2011 г.) по п. «б» ч.2 ст. (2 эпизода), п. «б,в» ч.2 ст. (4 эпизода), п. «а» ч.2 ст. , ч.2 ст. , , к 3 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима. Освободился от назначенного наказания условно-досрочно по постановлению Советского районного суда г. Самары от 17.05.2012 года на 5 месяцев 3 дня.- исключить из описательно-мотивировочной части приговора Промышленного районного суда г.Самары от 08 февраля 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 26 апреля 2016 года ссылки на заключения судебной психофизиологической экспертизы №, №, как доказательства виновности Шахматова А.С.; — указать на наличие в действиях Шахматова А.С.

Самары от 17.05.2012 года на 5 месяцев 3 дня.- исключить из описательно-мотивировочной части приговора Промышленного районного суда г.Самары от 08 февраля 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 26 апреля 2016 года ссылки на заключения судебной психофизиологической экспертизы №, №, как доказательства виновности Шахматова А.С.; — указать на наличие в действиях Шахматова А.С. отягчающего обстоятельства — рецидива преступлений, вместо опасного рецидива;- исключить из описательно-мотивировочной части приговора Промышленного районного суда г.Самары от 08 февраля 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 26 апреля 2016 указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание Шахматова А.С., совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения;- снизить Шахматову А.С. наказание по ч.1 ст. до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.В остальной части судебные решения оставить без изменения.В соответствии с п.2 ч.2 ст.

401.3 УПК РФ настоящее постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.Председательствующий В.В.

КудиновСамарский областной суд (Самарская область) Шахматов А.С. Посохова С.В. (судья) Судебная практика по применению нормы ст. 105 УК РФСудебная практика по применению нормы ст.

158 УК РФСудебная практика по применению нормы ст. 161 УК РФСудебная практика по применению нормы ст. 74 УПК РФ

Полиграф недопустимое доказательство

Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Отклоняя доводы осужденного по приговору по ст. 116.1 УК РФ о необоснованном отказе в проведении по делу полиграфического исследования в отношении потерпевшей и несовершеннолетнего сына, суд указал, что согласно требованиям статьи 74 УПК РФ заключение полиграфолога по поводу правдивости или ложности показаний лица, опрошенного с применением полиграфа, не может считаться допустимым и достоверным доказательством по уголовному делу, поскольку носит вероятностный, предположительный характер, при этом оценка доказательств по уголовному делу, в том числе показаний потерпевшей и свидетелей по делу в судебном заседании, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона входит в полномочия суда.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Учитывая, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе, поскольку данный вид экспертизы является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, одним из способов проверки следственных версий, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, кассационный суд исключил из описательно-мотивировочной части приговора и апелляционного определения в силу положений статьи 75 УПК РФ ссылку на недопустимые доказательства в виде заключений психофизиологических экспертиз с применением полиграфа в отношении осужденной и свидетеля, указав, что выводы подобного исследования нельзя признать научно обоснованными ввиду отсутствия специально разработанной достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений по определенному предмету, что влечет их недопустимость с точки зрения их полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки доказательств по уголовному делу. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Сторона защиты, чье участие в доказывании, особенно в досудебном производстве, ограничено усеченным действием принципа состязательности сторон, нередко заявляет ходатайства о проведении проверки показаний как подозреваемого (обвиняемого), так и лиц, с участием которых проводились очные ставки (другие подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие и свидетели), на полиграфе. Характерной чертой стадии судебного разбирательства выступает то, что сторона защиты полагает такие проверки эффективной, а порой и последней единственной возможностью реализовать свое право на защиту против предъявленного обвинения.

Напротив, если результаты использования полиграфа не в пользу стороны защиты, то тут же приводятся аргументы недопустимости их использования в доказывании с зеркальной мотивировкой, основывающейся на том, что результаты исследования носят вероятностный характер .

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Стоит особо отметить допустимость показаний, полученных на полиграфе. Существуют решения, в которых арбитры позитивно оценивают такие показания.

Так, в решении по делу CAS 2011/A/2384&2386 арбитры указали, что полиграф принимается в качестве доказательства согласно ст.

184 швейцарского Закона о международном праве и положениям ВАДК. Но эти свидетельства должны быть оценены с учетом иных доказательств.

При этом § 236 указанного решения содержит ссылку на § 119 решения по делу CAS 2008/A/1515, где полиграф не признается допустимым, § 239 устанавливает, что данные, полученные на полиграфе, приравниваются к показаниям спортсмена . Вместе с тем практика CAS последних лет все же рассматривает их как свидетельские показания и оценивает с точки зрения баланса вероятностей. Например, в решении CAS 2014/A/3487 состав суда не придал значения показаниям, проверенным на полиграфе, и отметил, что их недостаточно для установления нарушения антидопинговых правил на основании применимого стандарта доказывания .

В другом деле состав суда прямо указал, что это доказательство не является решающим . Еще в одном споре полиграф не был принят как доказательство с учетом совокупности показаний стороны и свидетеля .

В деле CAS 99/A/246 состав арбитражного суда принял показания, данные на полиграфе, просто как показания свидетелей .

Является ли полиграф — детектор лжи — доказательством в суде

В последнее время набирает популярность проведение психофизиологической экспертизы.

В повседневной жизни можно встретить детектор лжи во время судебного заседания и в некоторых бытовых случаях. Проводят также исследование даже при устройстве на работу в некоторые организации.

Предстоит разобраться: законна ли такая экспертиза и является детектор лжи законным способом получения доказательств в суде? На основании данных полиграфолог делает свои заключения о правдивости ответов.

Проводя экспертизу можно встретить полиграммы с наличием нечетких реакций. Только опытные специалисты способны разобраться с такими данными, их чаще всего можно встретить, проходя полиграф в суде.На сегодняшний день, существует множество ситуаций, которые заставляют применять полиграф.

Используют детектор лжи для суда, во время устройства на работу, и в ряде частных случаев.Существует несколько типов судебных процессов:• Гражданский.• Уголовный.• Арбитражный.

Чаще всего устройство используют .

Многие адвокаты прибегают к помощи детектора лжи во время бракоразводного процесса. Выявленная во время суда ложь очень сильно помогает поделить совместное имущество и детей. Особенно часто прибегают к использованию .

Следователь, сомневающийся в правдивости показаний свидетелей, может воспользоваться помощью устройства. Согласно законопроекту 1993 года, использование полиграфа во время криминальных расследований разрешено на территории РФ. Благодаря ему раскрыто множество преступлений.

Но отсюда выплывают вопросы: «Полиграф является ли доказательством?», «Является ли детектор лжи доказательством в суде?». Ответить на интересующие многих вопросы можно только после детального разбора принципов работы детектора в суде.Считается, что к использованию устройства прибегают не только для определения, правда или нет – показания обвиняемого. Очень распространено использование аппарата для получения заключения среди законопослушных граждан.

Чаще всего документы, содержащие информацию полученную полиграфом, применяют в качестве доказательств, чтобы доказать свою невиновность в быту. Например, полиграф может использоваться судом в отношении определения факта измены. Таким образом, при помощи полученных сведений можно доказать ту или иную истину.Приступать к проверке подозреваемого можно лишь убедившись, что отсутствуют противопоказания медицинских специалистов .
Таким образом, при помощи полученных сведений можно доказать ту или иную истину.Приступать к проверке подозреваемого можно лишь убедившись, что отсутствуют противопоказания медицинских специалистов .

Принимать участие в исследовании, подозреваемый может в том случае, если согласен или согласна на проведение данного анализа. Вне зависимости от материалов дела, мнение человека является превыше всего.

Для начала проверки, на участнике процесса крепятся специальные датчики.

На данном этапе необходимо учитывать правильность размещения.

Очень важно знать места, в которых лучше всего отслеживаются давление, пульс, частота дыхания.В тот момент, когда человек пытается изменить показания касательно хода обстоятельств, его показатели выдают ложь.

Аппарат фиксирует все изменения и выдает их на полиграмме.

Избежать рефлекса, который произвольно возникает во время исследования невозможно. Даже психологам и экспертам, работающими над полиграфом годами, не удается избавиться от безусловного рефлекса. Все показания с датчиков переносятся на компьютер, и формируют своего рода анализ.

На его основании можно распознать «правду» и «ложь». Можно контролировать физическое и моральное состояние, однако управлять мозгом невозможно. Точность данного прибора составляет 98 процентов. В среднем, сеанс прохождения полиграфа занимает полтора — два часа. На каждый вопрос, выделяется ограниченное время – 15-20 секунд.
На каждый вопрос, выделяется ограниченное время – 15-20 секунд.

Это не дает человеку возможности обдумать ответ, и заставляет говорить правду. Существует несколько видов вопросов во время тестирования:

• Нейтральные. Они не несут никакого смысла и просто являются подготовительными.

Полиграфолог настраивает человека на процесс проверки и в это время наблюдает за реакцией его организма.

Во время нейтральных вопросов, специалист может понять, как в дальнейшем будут меняться показатели в зависимости от правдивости ответа. • Контрольные. Данная группа включает в себя вопросы, которые задаются с целью вызвать сильные эмоции, заставить человека волноваться.

Таким образом полиграфолог подготавливает испытуемого к следующей группе вопросов.• Значимые.

К ним относятся интересующие следствие события, те из-за которых проводится сама экспертиза.

В случае, если человек отвечает правдиво, его организм не реагирует изменением данных. Всё это фиксируется в полиграмме. Согласно 1 статье 74 УПК Российской Федерации, доказательством принято считать любое сведение, на основании которого судебные представители могут сделать заключение о виновности или непричастности участника судебного процесса.

Тем не менее, полиграмма не относится к перечню доказательной базы.

Исходя из этой информации, можно ответить на вопрос:

«Является ли доказательством полиграф во время судебного заседания?»

.

Данные, полученные при помощи детектора лжи, прямым доказательством не являются.

Тем не менее, их часто используют в судебной практике для подтверждения информации. Полиграф в суде можно использовать косвенно, не опирая всю обвиняемую базу на его данные.Даже в Верховном суде России, во время процессуального заседания, гражданские лица имеют возможность отказаться от бесплатной психофизиологической экспертизы.Прежде чем поддаться психофизиологическому исследованию, необходимо пройти медицинскую экспертизу.

Существуют лица, которым противопоказана такая проверка. К ним относят:

  1. Имеющих перенесенный ранее инфаркт или инсульт.
  2. Человека с психическими расстройствами.
  3. Людей, которые сильно истощены физически или морально.
  4. Находящихся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения.
  5. Подозреваемого с астмой любого характера.
  6. Участника уголовного дела, имеющего сердечные заболевания.
  7. Беременных на последнем триместре.
  8. Детей до 16 лет.

Подробнее вы можете прочитать .

Детектор лжи: правовые аспекты использования

Александр Метелев Источник: Российская правовая газета «эж-ЮРИСТ» В отечественном уголовном процессе полиграф применяется достаточно давно, но дискуссии о правовых аспектах использования данного оборудования в правоохранительной деятельности и в судебной практике продолжаются до сих пор.

Какие аргументы приводят сторонники и противники применения полиграфа?

Использование полиграфа прочно вошло в следственную практику правоохранительных органов многих стран мира, в том числе и Российской Федерации.Несмотря на то что массовое использование полиграфа началось относительно недавно, практика его применения в нашей стране имеет достаточно долгую историю. В 1975 году использование полиграфных устройств начал Комитет государственной безопасности СССР, а в 1994 году — Министерство внутренних дел России. Полиграфические исследования в расследовании уголовных дел активно стали применять после принятия Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В статье 6 Закона № 144-ФЗ при — водится перечень оперативно-разыскных мероприятий, среди которых называется «оперативный опрос», проведение которого допускается с применением киносъемки, фотосъемки и других технических средств.

В числе других технических средств может рассматриваться и полиграф. Однако опрос с использованием полиграфа основывается на принципе добровольности. Приглашенное на исследование лицо должно действовать добровольно, а в случае отказа не может подвергаться проведению опроса в принудительном порядке.

Также законом предусмотрено, что отказ от участия в опросе с использованием полиграфа не может рассматриваться в качестве основания для подозрения лица в причастности к преступлению или в сокрытии какой-либо информации, имеющей отношение к ходу расследуемого дела. В настоящее время полиграфные устройства используются:

  1. в оперативно-разыскной деятельности правоохранительных органов и органов государственной безопасности;
  2. при проведении судебных экспертиз в рамках уголовного, гражданского, арбитражного, административного процессов.
  3. при проведении кадрового отбора на отдельные вакансии государственной, военной службы, в ряде коммерческих организаций;

Во многих странах мира существуют нормативно-правовые акты, регламентирующие специфику применения полиграфа в уголовном процессе.

Не является исключением и Российская Федерация. Применение полиграфического оборудования в оперативно-разыскной деятельности при расследовании преступлений является наиболее упорядоченным с точки зрения наличия нормативно-правовой базы направлением использования полиграфа в со — временной России. В отечественном уголовном процессе полиграф применяется достаточно долго, но дискуссии о правовых аспектах использования данного оборудования продолжаются до сих пор.

Это связано с наличием как сторонников, так и противников применения полиграфа в уголовном процессе.

Противники использования полиграфа убеждены в том, что полиграфическая экспертиза не свободна от ошибок и, более того, не может рассматриваться в качестве доказательства, а может служить лишь ориентирующей информацией.

Российская правоприменительная практика свидетельствует о значительной востребованности применения специальных технических средств в процессе сбора и фиксации доказательств по расследованию уголовных дел.

Для осуществления исследований с помощью специальных технических средств, к которым относится и полиграф, допускается привлечение специалистов в различных областях знания, не являющихся сотрудниками следственных или оперативных служб. Однако более четкие рекомендации по применению технических средств отсутствуют. Можно перечислить лишь общие принципы, ориентирующие сотрудников правоохранительных органов и экспертов — полиграфистов в использовании специального оборудования.

Это принципы законности, этичности, эффективности, безопасности и научной состоятельности.

В настоящее время существует достаточно обширная следственная и судебная практика использования полиграфного оборудования при проведении психофизиологических экспертиз. Заключения, вынесенные экспертами-полиграфологами на основании данных экспертиз, принимаются в качестве доказательств судами первой инстанции.

Возможность проведения экспертизы предусмотрена по инициативе, во-первых, дознавателей и следователей в целях обеспечения доказательной базы обвинения, а во-вторых, по инициативе обвиняемых, подсудимых, адвокатов для обеспечения доказательства непричастности конкретного человека к инкриминируемому ему преступлению. Таким образом, использование полиграфа при проведении судебной психофизиологической экспертизы в качестве одного из инструментов установления истины является свершившимся фактом. В пользу применения полиграфа в судебной психофизиологической экспертизе говорит ряд нормативно-правовых актов, которые обосновывают существование данного исследования.

Прежде всего это Приказ Министерства юстиции РФ от 27.12.2012 № 237.

В пункте 20 данного приказа род экспертизы определяется как психологическая, а специализация эксперта — как исследование психологии и психофизиологии человека.

Следует отметить, что к проведению специальной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа допускаются специалисты, которые имеют высшее медицинское или психологическое образование (в исключительных случаях — иное специализированное образование, но со стажем работы не менее одного года и профессиональной подготовкой по данной специальности), владеющие навыками использования полиграфа и работы на персональном компьютере. В Постановлении Пленума ВС РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» предусматривается право суда запросить сведения, касающиеся возможности проведения экспертизы, а также сведения об эксперте, включающие указание его образования, специальности, стажа работы и иных данных, свидетельствующих о его профессиональной квалификации и опыте.

Проведение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфического оборудования представляет собой особое процессуальное действие, заключающееся в проведении исследования и последующем предоставлении экспертного заключения. Следует отметить, что назначение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа производится в том случае, если в материалах уголовного дела присутствует информация о тех обстоятельствах, которые входят в предмет доказывания.

Таким образом, для того, чтобы провести исследование на полиграфе, сначала необходимо допросить свидетелей, потерпевших, участников преступления, после чего проверить полученную информацию с помощью полиграфа.

Психофизиологическая экспертиза с помощью полиграфа помогает сверить содержание информации, которая запечатлелась в памяти допрашиваемого, с содержанием сведений, полученных в процессе допроса. На основании исследования эксперт — полиграфист предоставляет экспертное заключение, которое может прилагаться к материалам уголовного дела в качестве одного из доказательств.

В последнее время многие противники полиграфа высказывают опасения относительно возможности его принудительного применения в отношении подследственных.

Но здесь надо отметить, что специфика полиграфического исследования исключает возможность насильственного, принудительного применения.

Отказ испытуемого от участия в полиграфическом исследовании к моменту начала исследования или даже во время исследования создает серьезные трудности для дальнейшего осуществления исследования. Тем более что полученные принудительным способом результаты исследования не смогут использоваться в уголовном деле в качестве ориентирующей информации. Кроме того, не стоит за- бывать о том, что заключение полиграфической экспертизы не может приниматься в качестве однозначного доказательства, и это обстоятельство делает бессмысленным любое принуждение подследственного к прохождению тестирования на полиграфе.

В процессе тестирования на полиграфе происходят восприятие и осмысление заданного вопроса испытуемым, актуализация прошлых событий в памяти, что приводит к возникновению определенных эмоций. Таким образом, оказываются задействованными психические процессы, которые вызывают определенные физиологические реакции у испытуемого. Но практически каждый человек заключает в себе самые разные и порой весьма причудливые сочетания психологических переживаний, фантазий, комплексов, представлений и т.

д., в том числе и относящихся к плоскости девиантного и делинквентного поведения.

Хотя наличие внутренних психологических переживаний и фантазий совершенно не означает, что в реальности данный человек действительно их реализует или реализовывал в прошлом.

Отождествление мотивации и реальных поступков недопустимо, поэтому многие субъективные переживания личности не отражаются в реальных действиях. Если полиграф показывает наличие у конкретного лица мотиваций, потребностей, стремлений к совершению определенных действий, это обстоятельство не может быть рассмотрено в качестве доказательства действительного существования мотива или умысла. Так как результаты полиграфического исследования не застрахованы от ошибок, пока преждевременно говорить об окончательном формировании практики использования полиграфа как инструмента доказывания в уголовном процессе.

Потребуется немало времени для того, чтобы добиться повышения эффективности полиграфической экспертизы, и это обстоятельство неизбежно влияет на правовое обеспечение применения полиграфа в уголовном процессе.

В частности, пока нормативно-правовые акты не рассматривают заключение экспертизы, проведенной с использованием полиграфического оборудования, в качестве однозначного доказательства виновности или невиновности подозреваемого или обвиняемого.

Президиум Верховного Суда РФ еще 03.04.2013, обобщая существующую кассационную практику судебной коллегии по уголовным делам, указал, что согласно ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса РФ психофизиологические исследования нельзя рассматривать в качестве доказательств. Практическим подтверждением данного решения ВС РФ стало исключение из приговора неким Б.

и Ш., осужденным Мурманским областным судом 23.07.2012, ссылки суда на использование заключения психофизиологической экспертизы в качестве доказательства. Также Президиумом ВС РФ было уточнено, что данные заключения не соответствуют требованиям, которые уголовно-процессуальное законодательство предъявляет к экспертным заключениям.

То есть психофизиологические исследования призваны лишь проверять следственную версию, но не имеют доказательственного значения и могут быть использованы только в качестве ориентирующей информации.

Есть мнение: Александр МЕТЕЛЕВ, к.

п. н., эксперт-психолог, Межрегиональное бюро судебных экспертиз им.

Сикорского, г. Москва Полиграф, по-сути, регистрирует всего лишь наличие психофизиологической реакции человека на что-либо: вопрос, слово, цвет, звук и т.

п. Поэтому, получая реакцию на что-либо, крайне важно разобраться, почему она возникла.

Не всегда это связано с информацией, имеющей отношение к совершенному преступлению.

Психика работает по типу ассоциативных связей, и при восприятии определенной информации могут возникнуть ассоциации, не относящиеся к расследуемому преступлению, именно они могут отразиться на дисплее компьютера.

В этой связи, если человек не может волевыми усилиями регулировать свои психо — физиологические реакции и не обладает специальной подготовкой, обмануть машину он не сможет. Но обмануть можно специалиста-полиграфолога. Именно специалист формулирует вопросы, являющиеся предметом его исследования, и интерпретирует показатели психофизиологических реакций.

К сожалению, практика показывает, что часто полиграфный опрос носит поверхностный характер, выходящий за пределы рассматриваемого предмета исследования, вследствие чего выводы специалиста могут быть субъективны и излишне категоричны, что совершенно недопустимо, особенно без соответствующей аргументации. Отказ от прохождения полиграфа ни в коем случае не является доказательством вины человека. Результаты полиграфа лишь свидетельствуют о том, владеет человек информацией, интересующей следственные органы, или нет.

То есть причастен/непричастен к расследуемому событию.

Вина доказывается комплексом проводимых следственных мероприятий и действий, предусмотренных процессуальным законом (допросом, очной ставкой и т.

д.), в их совокупности. Отказ от полиграфного исследования должен быть как-то мотивирован лицом, обладающим определенным процессуальным статусом. Анастасия НАИДА, юрист, Адвокатское бюро «Казаков и Партнеры», г.

Москва Практика использования полиграфа в России мала, или, правильнее сказать, недостаточно широка. Это, в принципе, надежный способ проверки поккрайне азаний на сознательную ложь или сознательное искажение информации. Отношение судей, наверное, в одном предложении не охарактеризуешь.

В каждом конкретном деле оно может быть разным, это в том числе будет зависеть от других собранных по делу доказательств вины или, напротив, невиновности. Также отношение судьи к результатам исследования может зависеть от того, кто являлся инициатором его проведения — стороны защиты (чтобы, так сказать, подчеркнуть невиновность своего подзащитного) или стороны обвинения (что воспринимается в целом как стремление к установлению объективной истины по делу, устранение имеющихся сомнений).

В любом случае, по моему мнению, если суд назначает психофизиологическое исследование, значит, он сам еще испытывает сомнения, а это, как правило, хорошо, ведь остается шанс его убедить. Отказ лица от прохождения полиграфа действительно оценивается судом, но, конечно, не как доказательство.

Это больше влияет на формирование внутреннего убеждения судьи. Чаще всего бывает верным утверждение, что человек, которому нечего скрывать и который не давал ложных показаний, не отказывается от его прохождения. Поэтому сам по себе отказ от такого вида исследования как минимум может быть расценен судом как показатель возможного причастия к ситуации.

То есть человек, например, обладает информацией о преступлении: что- то видел сам или что-то знает от лица, совершившего преступление, но не хочет этого раскрывать.