Отзывы переселенцев из пятиэтажек в москве по реновации



Реновация: что обещали и что получили


Журнал недвижимостьЦИАН — база объявлений о продаже и аренде недвижимости

  1. Вторичная

Юлия Судакова23 августа 2018 178 148Первые переезды уже состоялись. После выборов, как ожидается, начнутся масштабные сносы и переселения. Что чиновники обещали жителям, и что они получают на самом деле – в обзоре ЦИАН.ЖурналаПрограмма реновации стала для москвичей событием поистине вселенских масштабов. Город разделился на два лагеря: одни верят, что программа разработана во благо, другие убеждены в обратном.

Пока стороны спорили, кто прав, а кто – нет, жители стали получать первые ордеры. ЦИАН выяснил, совпадают ли обещания властей по переездам и ожидания оптимистов с реальностью и былыми прогнозами скептиков.История вопросаНапомним, полтора года назад, когда реновация в буквальном смысле обрушилась на москвичей, условия программы, мягко говоря, отличались от тех, что приняты за основу сегодня.

Отметим, само слово «обрушилась» здесь более чем уместно: программа, в рамках которой поменяется десятая часть города и которая касается судеб миллиона человек, была принята в считанные недели.

Голосовать об участии собственного дома москвичей попросили еще до того, как был сформулирован закон (в итоге горожане ориентировались, в основном, на слухи и обещания). Соседи спорили друг с другом до хрипоты, выходили на митинги, одни стремились не попасть в программу, другие – напротив, попасть в «первую волну», чтобы впоследствии жилье не было обменяно на менее выгодных условиях (так, например, голосовали жители пятиэтажки на улице Бочкова в СВАО). В общем, да, определенно реновация «обрушилась».КОГО ПЕРЕСЕЛЯЮТ?Обещания.

В программу реновации могут быть включены только дома, где «за» проголосовало не менее двух третей собственников и нанимателей (ФЗ-141 от 1.07.2017, статья 7.1).Реальность. В целом так в городе и происходило. Но не в 100% случаев. Странная ситуация вышла в Новых Черемушках: несколько домов, расположенных между Профсоюзной и Черемушкинской улицей (ул.

Гарибальди, дом 17, корпус 3 и корпус 4), «отбились» от участия в реновации, но при разработке проекта, как поделились с ЦИАН.Журналом местные активисты, выяснилось, что эти дома все равно планируются к сносу, хотя в официальном списке домов, вошедших в программу реновации, их так и нет.Опрошенные ЦИАН.Журналом жители уверены: даже если собственники проголосовали против, а власти все же хотят их дом снести, тогда дом попросту будет признан аварийным, и жителей все равно заставят переехать.КОГДА НАЧНЕТСЯ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ?Уже началось.

Первой ласточкой в феврале стал дом на 5-й Парковой, 62Б ().

«Когда в прошлом году наш дом голосовал за снос, мы думали, что переезда придется ждать лет 15»

, – признается Ольга Николаевна, владелица квартиры в пятиэтажке по адресу Осташковская улица, дом 9, корпус 2. Но уже в середине июня им пришло письмо, в котором сообщалось, что дом включен в программу, и в течение ближайшего времени необходимо осмотреть предоставляемую квартиру, оформить документы и переехать в новостройку на улице Летчика Бабушкина, 39.ГДЕ ПОСМОТРЕТЬ ГРАФИКИ СНОСА И ПЕРЕСЕЛЕНИЯ?Отсутствие информации о графиках сноса и переезда – большая проблема «реновируемых».

«Мы десятками отправляем властям запросы на очередность сноса, но в ответ получаем отписки, что документация будет готова лишь к концу следующего, 2021 года, хотя переселение идет уже сейчас»

. Константин Киршенинчлен рабочей группы при ГосдумеМарат Хуснуллин, заммэра по вопросам градостроительной политики и строительства, на конференции РБК с заметил, что . Так, если стандартный срок строительства жилого дома составляет 5 лет, то в случае с реновацией людей переселяют меньше чем за год.

Откуда взялись готовые для переезда дома меньше чем за год с объявления программы? По словам Хуснуллина, власти города заранее спроектировали строительство миллиона квадратных метров жилья под программу, которой еще не было, но она предполагалась московскими чиновниками.В случае с 5-й Парковой ситуация иная, нежели говорил чиновник: дом, отданный «реновационным» переселенцам, к реновации изначально отношения не имел, а построен был для очередников так называемых измайловских бараков. Получилось, что новостройка «проплыла» мимо почти собравших чемоданы москвичей (тех, кто к тому моменту уже долго стоял в очереди на действительно нужное улучшение жилищных условий) и отправилась к тем, кто еще год назад и не помышлял о переезде.

«Те дома, в которые заселяют в рамках реновации сейчас, на самом деле выдернуты из других программ – «Жилище»

, социальных программ и так далее, утверждает Константин Киршенин.

– Получается, что для реновации используется все та же точечная застройка».КУДА ПЕРЕСЕЛЯЮТ?Обещания. Новостройка

«находится в том же районе города Москвы, в котором расположен дом, включенный в программу реновации (в границах на 1 января 2017 года), за исключением случая, если многоквартирный дом расположен в Зеленоградском, Троицком или Новомосковском АО»

(ФЗ-141 от 1.07.2017, статья 7.3).

Реальность. Первый реновационный дом (на 5-й Парковой) располагается просто отлично – в 300 метрах от двух расселяемых пятиэтажек, по-настоящему «под боком».«Дом на Парковой – сравнительно неплохого качества, так что вполне годится для того, чтобы быть «флагманским». Но этот переезд – пока еще не реновация, а лишь «показуха».Елена Б.активистка группы «Москвичи против сноса»Но так везет не всем.

Но этот переезд – пока еще не реновация, а лишь «показуха».Елена Б.активистка группы «Москвичи против сноса»Но так везет не всем.

Жителей кирпичной пятиэтажки по улице Наташи Ковшовой, 3 (Очаково-Матвеевское) из тихого зеленого места, расположенного рядом со станцией «Очаково» и длинным списком объектов инфраструктуры, переселяют практически на 10-полосное Аминьевское шоссе. С другой стороны новостройки находится Матвеевская улица, с третьей – востребованный проезд между двумя этими магистралями, а с четвертой – автозаправка.«Реновационный» формально дом находится в том же районе, и тоже расположен неподалеку от станций общественного транспорта, однако добираться до них в силу особенностей пролегающих рядом трасс и промзон придется не менее чем полчаса.Жители сносимых домов вынуждены принимать активнейшее участие в поиске и выборе стартовой площадки: «Мы до сих пор бьемся, чтобы не уехать далеко и, вроде, выбили себе стройплощадку рядом, но что выйдет в итоге – пока неизвестно», – говорит наш собеседник – представитель инициативной группы жителей 9 квартала Академического района.«Думаю, что настоящее переселение по реновации начнется после выборов мэра в сентябре, – полагает Елена Б. из группы «Москвичи против сноса».

– Выселять будут в дома за МКАД, которые построены очень давно, но не проданы из-за плохого качества, плохой локации, отсутствия инфраструктуры. Эти дома окружают всю Москву, но стоят пустыми».

Елена Б.активистка группы «Москвичи против сноса»КАКОВ ПОРЯДОК ПЕРЕЕЗДА?Обещания. Дается 90 дней на заключение договора, предусматривающего переход права собственности.

Далее уполномоченный орган вправе обратиться в суд с требованием одновременно о понуждении указанного собственника жилого помещения к заключению договора, об освобождении квартиры и о передаче его в собственность города Москвы (ФЗ-141 от 1.07.2017, статья 7.3).Жильцы не могут быть выселены из сносимого дома до дня передачи им нового жилого помещения (ФЗ-141 от 1.07.2017, статья 7.6).Реальность. Жителей на проспекте Маршала Жукова, 22, кто отказался переселяться в недоброкачественное жилье на Карамышевской наб., .Как сообщал канал Activatica.Org, жильцам отключили интернет и телевидение, а по ночам по квартирам ходили люди, представлявшиеся сотрудником «Жилищника» с требованием съехать.Жители бились за справедливое переселение несколько месяцев.

«Один человек получил инфаркт и умер, а несколько других пролежали в больницах с нервными и сердечными заболеваниями»

, – рассказывает Константин Киршенин.На этапе разработки законопроекта о реновации москвичей не на шутку встревожил вопрос о праве собственности.

Документ гласил, что собственники жилья в пятиэтажках при переезде передавали права собственности на квартиру фонду содействия реновации, а взамен получали лишь обязательство властей передать вам в собственность другое жилье. Когда именно это произойдет и сколько придется ожидать на «птичьих правах», не сообщалось.Москвичи опасались, что процесс оформления новой собственности может затянуться до бесконечности.Между тем, именно эта сторона дела, кажется, прошла относительно гладко.

Так, переселенцы в дом на 5-й Парковой стали оформлять все документы буквально сразу по переезду. Первый собственник (точнее, собственница) «реновационной» квартиры появился в течение первых 10 дней, а за ним подтянулись и остальные. Таким образом, хотя бы этот момент можно считать благополучным.КАКИЕ КВАРТИРЫ ДАЮТ ПО РЕНОВАЦИИ?Обещания.

Предоставляются равнозначные жилые помещения, соответствующие требованиям:жилая площадь и количество комнат не меньше «реновируемого»;общая площадь превышает общую площадь освобождаемой квартиры;жилье имеет улучшенную отделку (ФЗ-141 от 1.07.2017, статья 7.3).Реальность. Дом на 5-й Парковой вполне мог бы стать образцовым: полы в холлах и на кухне из керамогранита, в комнатах – из ламината, лоджии застеклены, в санузлах – унитаз, раковина, ванная и заветный полотенцесушитель, на кухнях – электроплиты и пр.

Новые собственники в целом были довольны, хотя некоторые сетовали на скромные габариты санузлов.Тем не менее, образцово-показательный переезд таковым не стал. По словам Константина Киршенина, переселенцы не имели плана квартир, в которые переезжали: «При просмотре им показывали вообще другие квартиры!

Например, двухкомнатных квартир в этой новостройке 4 вида, и все отличаются площадью и планировкой. Переселенцам демонстрировали одну (с удобной планировкой и хорошей жилой площадью), получали согласие на переезд, а переселить пытались в другую – это выяснялось уже во время подписания договора».В доме на Карамышевской наб., 60, куда с большим скандалом насильно перевозили жителей из сносимых домов на проспекте Маршала Жукова, 22, огромные щели в балконном остеклении,совмещенные санузлы (хотя были обещаны раздельные),выпадающие из дверного проема двери, кривые полы, а в отдельных квартирах – лопнувшие стеклопакеты.
Переселенцам демонстрировали одну (с удобной планировкой и хорошей жилой площадью), получали согласие на переезд, а переселить пытались в другую – это выяснялось уже во время подписания договора».В доме на Карамышевской наб., 60, куда с большим скандалом насильно перевозили жителей из сносимых домов на проспекте Маршала Жукова, 22, огромные щели в балконном остеклении,совмещенные санузлы (хотя были обещаны раздельные),выпадающие из дверного проема двери, кривые полы, а в отдельных квартирах – лопнувшие стеклопакеты.

Явно, что-то «пошло не так».Сдача «реновационной» новостройки на Дмитрия Ульянова, 27 (Академический), по информации Константина Киршенин, тянется уже несколько месяцев, комиссия никак не может принять дома: то стекло треснуло, то шов выкрошится, то штукатурка отвалится.А в новостройке по улице Красных Зорь, 59Б жильцы (а вместе с ними – и блогеры) удивлялись сидячим ваннам, узким комнатам-гробам, отсутствию прихожих и т.д.Все вместе эти примеры никак не тянут на «жилье улучшенной отделки».Поскольку дома, передаваемые сейчас под цели реновации, забрали из других социальных программ, внутренние планировки и отделки не имеют ничего общего с шоу-румами, которые выставлялись в прошлом году на ВДНХ, замечают активисты.ДОПЛАТА ЗА «РЕНОВАЦИОННЫЕ» МЕТРЫОбещания.

Собственник, наниматель вправе приобрести не более 100 кв. м. Размер доплаты определяется по формуле: Р = (П1 — П2) x Ц, где Р — размер доплаты; П1 — общая площадь новой квартиры; П2 — средняя общая площадь равнозначного жилья в доме; Ц — стоимость 1 кв. м. Предоставляется скидка 10% (ПП от 1.02.

2018 г. N 45-ПП).Подробнее: https://stroi.mos.ru/document/2590?from=clРеальность.

Власти упоминали, что метр в среднем будет обходиться не дороже нормативов Минстроя. На момент появления этой информации средний жилой московский метр стоил 90,4 тыс. рублей.заработать на реновируемыхОднако в объявлениях на сайте департамента градостроительной политики о продаже реновационных квартир указана совершенно иная цена.

Например, в доме 39 на улице Летчика Бабушкина метр стоит 133-137 тыс. рублей, на улице Красных Зорь, 59Б – 167-189 тыс. рублей, а на проспекте Вернадского – 191-202 тыс.

рублей. Источник: https://stroi.mos.ru/novaia-proghramma-rienovatsii-piatietazhiek/priobrietieniie-zhilogho-pomieshchieniia-za-doplatu-v-proghrammie-rienovatsii-stroi_mos.На сайте того же стройкомплекса говорится, что, если желающих на определенную квартиру будет несколько, будет проводиться аукцион – кто больше заплатит, тот и получит квартиру.

Ни в федеральном законе, ни в постановлении правительства Москвы об этом не было ни слова.Отметим, что ситуация с аукционами меняется с завидной регулярностью. Основной изюминкой является тот факт, что договор на переселение собственник должен подписать в течение 90 дней (именно такой срок дается властями на раздумья), а вот подписанный договор на покупку дополнительных метров необходимо предоставить в течение 30 дней.

Выходит, собственник еще не решил, будет ли переезжать в данный вариант или нет, но должен определиться с покупкой допметров.Активисты, выступающие против программы, объясняют это лишь желанием властей заставить собственников переезжать поскорее: вместо трех месяцев, укладываясь в один. Фото: информационный центр правительства Москвы, ochakovo.livejournal.com, activatica.org, anna-nik0laeva.livejournal, ЗахаркинLiveПодпишитесь на рассылкуПри подписке вы принимаете условия и редакция

  1. Вторичная
  1. 27 апреля 2021 1 062
  2. 13 апреля 2018 13 382
  3. 22 сентября 2021 2 135
  4. 15 апреля 2021 1 046
  5. 19 апреля 2021 662

«Цена квартиры вырастет вдвое»: три истории покупки жилья в доме под снос

Редакция «РБК-Недвижимости» поговорила с людьми, которые в разные годы купили квартиры в домах под снос. Какие они видят в этом перспективы и опасаются ли, что переезд затянется, — читайте в нашем материале Фото: Артур Новосильцев/ТАСС Реновация в Москве набирает обороты.

В феврале столичные власти Также были расширены списки по второму и третьему этапам программы. Сами квартиры в домах под снос пользуются популярностью среди покупателей вторички.

Одни покупают такую недвижимость в расчете впоследствии получить бесплатно жилье в новостройке, другие — чтобы докупить со скидкой дополнительную площадь, третьи — инвестируют таким образом в жилье. Мы поговорили с людьми, которые купили квартиры в доме под снос, и публикуем их истории. Покупка квартиры

  1. Дата покупки — 2021 год
  2. Цена — 9 млн руб.
  3. Адрес — улица Кондратюка, 8 (Останкинский район)
  4. Двухкомнатная квартира

— Мы с мужем долго мечтали о своем жилье, в итоге купили однокомнатную квартиру в ближайшем Подмосковье (Восточное Бутово).

Но со временем наша семья стала больше — родились две девочки — и мы понимали, что в однушке нам будет тесно. Собрав все силы, погасили ипотеку досрочно, выставили на продажу свою квартиру — и на первом показе ее у нас забрали.

Покупать будущую квартиру мы хотели уже только в Москве. Смотрели изначально новостройки на стадии строительства — только они нам подходили по бюджету. Но дома были в основном в промзонах, в так называемом «ржавом поясе» Москвы.

Потом мы углубились в условия программы реновации и поняли, что это выгодный вариант. За бюджет новостройки мы могли купить квартиру в более привлекательном районе, ближе к центру, рядом с метро, парками, школами, детсадами и так далее.

Плюс — в будущем можно получить дополнительные квадратные метры. Пятиэтажка на улице Кондратюка, включенная в программу реновации (Фото: Алиса Федорова) В итоге летом 2021 года мы купили двухкомнатную квартиру в пятиэтажке в Останкинском районе у станции метро «ВДНХ».

Дом вошел во вторую волну реновации (2025–2028 год). Квартиру купили в ипотеку с первоначальным взносом 50%.

Вносим ежемесячный платеж в два раза больше, чтобы погасить кредит за пять-шесть лет и сэкономить на процентах. Пока квартиру сдаем за 40 тыс. руб. Сами живем в загородном доме.

Но через год планируем сделать там ремонт и переехать.

Также рассматриваем возможность покупки дополнительной площади со скидкой, чтобы уже была трехкомнатная квартира. Алиса не исключает, что в будущем будет покупать дополнительные квадратные метры (Фото: Алиса Федорова) Основной мотив покупки квартиры в доме реновации — это выгода. Сейчас мы купили двушку площадью 44,9 кв.
Сейчас мы купили двушку площадью 44,9 кв.

м, но спустя несколько лет получим жилье в новом доме, а общая площадь нашей квартиры увеличится до 58,7 кв. м. Пусть первое время нам и придется потесниться.

То же самое касается цены: мы купили квартиру за 9 млн руб., после переезда ее стоимость вырастет до 13 млн руб. Мы делали такой расчет . Квартиру купили за 9 млн руб., на момент переезда, по предварительным расчетам, ее стоимость вырастет до 13 млн руб. и выше (Фото: Алиса Федорова) Пока Алиса с супругом сдают квартиру, но на следующий год планируют сделать небольшой ремонт и переехать в нее (Фото: Алиса Федорова) Никаких опасений при покупке квартиры в доме реновации у нас не возникло.

Мы подробно изучили вопрос и нюансы. Даже сейчас наш дом находится в хорошем состоянии (износ дома составляет около 30%), в подъезде чисто, соседи тихие, рядом — детские площадки, огромный парк, сады, школы и ВДНХ. Единственное неудобство — небольшая кухня, но это можно пережить.

На мой взгляд, программа идет хорошими темпами — я сравнивала карты переселения в Измайлово, поэтому опасений по поводу затянутого переезда нет. Покупка квартиры

  1. Дата покупки — 2018 год
  2. Цена — 6,5 млн руб.
  3. Двухкомнатная квартира
  4. Адрес — улица Фабрициуса, 23, корп. 2 (Южное Тушино)

— Мы сами не из Москвы, я родом из Архангельской области, супруга — из Калининградской. Последним местом нашего проживания был Калининград, до этого жили в Санкт-Петербурге, какое-то время — во Франции и Италии по моей учебе.

В итоге решили обосноваться в Москве. Основная моя работа — аналитика данных, математика, программирование, еще я преподаю в лицее.

Когда переехали в Москву с семьей, квартиру первое время снимали. Потом встал вопрос о покупке своей недвижимости. У нас был выбор — либо квартира большей площади в новостройке за МКАД, либо вторичка в пределах города.

Но для нас была важна московская прописка: детей надо было устраивать в сад, школу. Сделать это без постоянной регистрации было нельзя. Кроме того, мы — многодетная семья, а для получения московского удостоверения «многодетная семья», нам также была нужна прописка.

С этим статусом мы могли бы получить соответствующие льготы. Квартира в доме под снос на улице Фабрициуса (Фото: Юрий Мартемьянов) В итоге остановились на вторичном жилье. Мы купили двухкомнатную квартиру в Южном Тушино в доме, включенном в программу реновации.

Это было в 2018 году, квартира тогда стоила 6,5 млн руб.

Сейчас таких цен на двушки уже нет.

До этого мы снимали квартиру в доме рядом с каналом им.

Москвы в соседнем районе Покровское-Стрешнево.

Неподалеку была моя работа и кружки, в которых занимались дети.

Почему мы выбрали дом под снос? Идея была моей супруги. Для нас это выгодный вариант — жить внутри МКАД, иметь московскую прописку.

Кроме того, в перспективе мы должны получить квартиру в новом доме с более просторной кухней, коридором и санузлом. Мы изучили вопрос, подводные камни — и решили покупать.

Так квартира выглядела при покупке (Фото: Юрий Мартемьянов) После покупки жилья мы получили московскую прописку, а также статус многодетных, сады, школы.

Все для нас стало открыто. Я не хотел особо вкладываться в эту квартиру, поскольку мы рассматривали ее как временное жилье, но в итоге обустроились. В Москве у многодетных есть возможность получить домашний детский сад.

В течение года мы занимались оформлением этой процедуры. Сейчас у нас детский сад на дому для наших детей, а супруга выступает в роли воспитателя.

Юрий с супругой надеются переехать в соседний район и докупить еще дополнительную площадь (Фото: Юрий Мартемьянов) Сам район мне не особо нравится, больше по душе — Покровское-Стрешнево. Сейчас там тоже строятся дома по реновации.

Хотелось бы переехать туда (такая возможность предоставляется при наличии свободных квартир. — Ред.) и докупить еще одну комнату. В таком случае можно более гибко обходиться с адресами.

Кроме того, мы как многодетная семья сможем встать на очередь для улучшения жилищных условий. Но для этого нужно иметь постоянную прописку не менее десяти лет, пока мы не дотягиваем до этого срока.

В новых домах участники реновации должны получить квартиры с более просторными кухнями, в хрущевках они крошечные (Фото: Юрий Мартемьянов) Сроки сноса нашего дома еще не озвучены. Когда мы покупали квартиру, говорили, что дом снесут не раньше 2021 года. Сейчас мы думаем, это произойдет не раньше 2024 года.

Сейчас мы думаем, это произойдет не раньше 2024 года. Что касается состояния дома — это хрущевская пятиэтажка, старый жилой фонд, с не очень хорошими подъездами и постоянно меняющимися жильцами (большинство снимают). Дворы достаточно тесные, концепции «двор без машин» точно нет.

Только прошлым летом построили новую детскую площадку, до этого приходилось ходить в соседний двор.

Надеемся, что с переездом в новый дом будет и более благоустроенная территория с современными детскими площадками и парками. Покупка квартиры

  1. Двухкомнатная квартира
  2. Адрес — 15-я Парковая улица (Измайлово)
  3. Цена — 5,5 млн руб.
  4. Дата покупки — 2011 год

— Квартиру я покупала по доверенности еще в 2011 году для своей родственницы, которая живет в Магадане. При выборе недвижимости мы исходили из бюджета.

Суммы хватало на однушку в новом доме или двушку в хрущевке.

Тогда покупка недвижимости изначально рассматривалась как инвестиция. Жить в ней родственница не планировала.

В итоге выбор остановили на двухкомнатной квартире (50 кв. м) в панельной пятиэтажке под снос на 15-й Парковой улице.

Речь тогда шла о лужковской программе расселения домов.

Предполагалось, что через два-три года дом будет снесен и построен новый. Покупка жилья показалась выгодным вложением свободных денег.

Мы купили ее за 5,5 млн руб. с учетом расходов на риелтора. Сейчас уже 2021 год, сменился мэр, но дом до сих пор стоит.

Сам адрес уже включен в новую программу реновации. Но точных дат переселения я не нашла. Извещений пока никаких не приходило.

В подъезде ходят слухи, что осталось ждать год и дом снесут.

Пока все находятся в режиме ожидания — когда будет снос и переезд. Оказалось, что эти инвестиции долго оборачиваются и зависят от политики города. В самой квартире сейчас живут арендаторы за небольшую плату.

Предполагается, что взамен дадут квартиру в новом доме и большей площади (за счет более просторной кухни и коридора). В любом случае эта недвижимость будет на рынке стоить гораздо больше той суммы, которая была вложена изначально. Как минимум цена квартиры вырастет вдвое.

Сама родственница не планирует переезжать в Москву. Когда дадут новую квартиру, она ее, скорее всего, продаст, чтобы удвоить капитал.

Сейчас такие квартиры стоят около 12 млн руб. и даже больше. В общем, инвестиция себя оправдывает, особенно если учесть, что цены на недвижимость сейчас растут.

Но пока приходится ждать. Читайте также От редакции: настоящая статья не содержит предлагаемой стратегии инвестиций и имеет исключительно ознакомительный характер

Программа реновации: даже те, кто был за — стали против

6 сентября 202128 тыс. прочитали3 мин.33 тыс. просмотров публикацииУникальные посетители страницы28 тыс.

прочитали до концаЭто 85% от открывших публикацию3 минуты — среднее время чтенияРеновация жилья в Москве всё чаще принимает какие-то странные формы. Что-то идет не так — высотки вместо обещанных 14-этажек, переселение в другой район, принудительное выселение.

Почему это возможно? Что не так с программой реновации?Даже вчерашние «засносники», то есть сторонники этого проекта, начинают понимать, что всё не так, как было обещано.Сама по себе — это не страшно и нормально для современного мегаполиса, Москва тут не первооткрыватель. В ХХ веке через это прошли и крупные американские города, и Токио. Национальный план реновации позволил за 10 лет обновить 490 кварталов Парижа — и 90% опрошенных жителей вполне довольны.Читайте также: В Москве реновация с самого начала вызывает споры и возмущения.

Поначалу возмущались новым и непонятным (что за реновация ещё, хорошо же жили), потом первая волна негодования улеглась. Будущие переселенцы более-менее разобрались в том, что им предлагают, и согласились. Что будет строиться в районах реновации — всё равно было не непонятно.

Так, в общих чертах. Квартальная застройка переменной этажности с общественными пространствами и закрытыми внутренними дворами.Читайте также: Первым переселенцам достались квартиры в типовых современных домах по программе «Жилище».

Потому что домов специально для реновации еще не было построено.

А в конце 2018 года в рамках программы реновации был опубликован проект строительства дома в Измайлово. Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов назвал ситуацию с домом в Северном Измайлово «проблемой первого здания».

Мол, стартовый дом должен быть больше других, «иначе расселяемые жильцы не получат квартир». Больше, но не настолько же?. И вот тут уже пошла вторая волна недовольства. Которая не спадает, а растет.Весной этого года в реновационных районах прошли выставки проектов кварталов.

Обещанные современные районы оказались один в один советскими спальными районами с их Читайте также:А куда делись варианты застройки, которые предлагали российские и зарубежные архитекторы на конкурсе? Правительство Москвы показывало же их модели в 2017 году.

Конкурс, между прочим, стоил немалых денег.Но вместо конкурсных проектов в дело пошли проекты, разработанные Институтом генплана Москвы, Москомархитектуры и парой компаний, которые ранее в связи с программой реновации не упоминались.

  1. 20-этажные секции почти в каждом доме в Свиблово,
  2. несколько 22-этажных зданий в Люблино,
  3. а в Бутырском районе переселять будут в 40-этажный дом!

Это мало похоже на то, о чем рассказывал главный архитектор.Вопросов у будущих переселенцев всё больше. Вот задачка. Дано: в Бутырском районе снесут 11 домов площадью 46,7 тыс.

кв. м и построят высотки площадью 180,8 тыс. кв. м. Детский сад и школа запланированы — по одной штуке.

Найти: хватит ли детям этой «инфраструктуры»?

Ответ очевиден.Читайте также: Многоэтажная застройка противоречит современным нормам комфортного жилого строительства.

Небоскребы дорого обходятся при строительстве и эксплуатации, а если вдруг случится пожар — страшно подумать.Кроме того, в высотке соседи часто не знают друг друга даже в лицо. Вот где стоит помянуть хрущевки добрым словом!

Все знакомы, есть кому оставить запасные ключи и попросить поливать цветы, пока ты в отъезде.А если квартир в доме 1000 и больше? Кто все эти люди, чем они занимаются? Те, кто может позволить себе жилье получше, из такого дома уезжают, на их место приезжают другие — и многоэтажные кварталы встают на путь .В США и Европе от высоток давно отказались, за них «отдувается» Москва.

А что поделать — реновация!

  1. о том, какие квартиры не покупаются людьми и ;
  2. ;
  3. смотрите
  4. ;

Личный опыт: чем обернулось для москвича переселение по реновации

Бывший житель печально известного московского микрорайона «Камушки» рассказал, в каких условиях он со своей семьей оказался после переезда по программе реновации. В публичном пространстве очень мало личных историй о реновации и еще меньше желающих раскрывать душу. Общество настолько поляризовано и сама тема настолько взрывоопасная, что лучше молчать — от комментариев одинаково огребают и те, кто пострадал от сноса своего дома и не может с этим смириться, и те, кто ждал новое жилье и благодарен программе за свалившееся на него счастье.

Но есть, оказывается и такие невероятные истории, когда ожидаемая выгода от бесплатной квартиры оборачивается убытками и разорением. Как это происходит, на примере своей семьи, переехавшей из пятиэтажного микрорайона «Камушки» в самый дорогой квартал «Москва Сити», рассказал «Новым Известиям», москвич Владимир Кислов. — Наши «Камушки» сидели на чемоданах больше десяти лет.

Еще при Лужкове, в 2008 году, была утверждена программа развития квартала. Спроси сейчас людей, как они себе это представляли, никто и не вспомнит. Ну так, в общих чертах – все останется как было – дворы, детские площадки и соседка теть Маша на той же лавке, но дома будут повыше, квартиры попросторнее.

За это выходили в пикеты и писали коллективные письма в мэрию. Каждый год людям обещали: вот-вот… Это было похоже на правду – буквально за спиной быстро рос потрясающий квартал Москва Сити, ну ясно же, что затрапезные «Камушки» тоже обновят, чтобы не портили общий вид. Реновация ускорила процесс — для переселенцев построили дом на территории бывшей чугунолитейной фабрики «Красная Пресня».

В ноябре 2021 года начался переезд на Мукомольный проезд, 2. Вкратце про этот дом: пять корпусов по 45 этажей, 1506 квартир — хватало на всех обитателей пятиэтажек.

На тот момент ордера от ДГИ были выданы только четырём домам. Двушка моих родителей и бабушки на 1-ом Красногвардейском проезде, 20 в список попала. Я с ними не живу, у моей семьи отдельная квартира в девятиэтажном доме — там же в «Камушках», и честно говоря, не очень-то я за нее спокоен, было предчувствие, что если здесь все разворотят, то и моей девятиэтажке не поздоровится.

На просмотр пошли вместе, хотелось понять, как все устроено и чего ждать, если не понравится новое жилье.

До нас на Мукомольном уже побывало 130 человек, 50 из них вопрос с переездом решили в тот же день. Распределением квартир занимается не конкретный человек из ДГИ, а всё отдано в руки роботу. Моим родителям и 83-летнй бабушке робот выбрал квартиру на 37 этаже.

Пока дождались лифт, пока доехали, наша Софья Дмитриевна с непривычки переутомилась.

Всю жизнь на третьем жила, каждый день выходила –то за хлебом, то прогуляться, а тут — отключи электрику – и за порог не выберешься, а если пожар… Распорядители выдавали памятки для успокоения — дом с умным пожаротушением, на крыше вертолетная площадка для экстренных вызовов. Не знаю, хватит ли вертолетов МЧС на этот человейник.… Но хоть вид из окна понравился –«Загляденье!» Прямо напротив экзотические сооружения, ощущение такое, что ты не в Москве, а в Арабских Эмиратах.

Но это если вниз не смотреть… Там стройка во всех ее прелестях и трасса с интенсивным движением 24\7». Пошли по комнатам. У бабули еще туда сюда: 8 метров — меньше, чем в хрущевке, но светлая, и кровать есть куда поставить. А вот родителям комнатуха досталась 20 кв метров странной планировки — с двумя люстрами, а свободного места для шкафа и кровати нет, только два коротких просвета во всех стенах.

Одни углы и окна, причем из двух оба глухие, ни открыть, ни проветрить.

Кондиционер нужен, и не один, иначе в этой душегубке задохнешься. Балкона, разумеется, тоже нет. Возможно, на них сэкономили из соображений безопасности, но кондишн?

Как можно объяснить «улучшение жилищных условий» его отсутствием?

Только расчетом застройщика, что жильцы, без памяти обрадованные новой квартирой, возьмут эти расходы на себя. Ок, беру на карандаш, считаю: покупка и профессиональный монтаж оборудования — минимум 200 тысяч. Это надо моим старикам? К отделке «комфот-класса» особо не придирался, хоть она и вызвала оторопь у моих родителей, которые следили за своей квартирой и у них не было отошедших от стен плинтусов и непокрашенных батарей.

Но те, кто превратил старое жилье в бомжатник за годы ожидания переезда, вполне могли быть довольны – на «косметику» можно не тратиться или сделать ее за «небольшие» 50-100 тысяч. Как быть с другими проблемами?

Ни диван, ни кресло, ни шкаф из старой квартиры в новую, где шесть углов и два небольших просвета у стен, сюда не поставишь, придется заказывать новое – интересно, 200 тысяч хватит или дороже будет?

«Кухня», совсем недавно купленная родителями, тоже на выброс – сюда она не подходит, значит, еще раз раскошелимся на 150 тысяч. Шкаф-купе в коридоре шириной 80 сантиметров не предусмотрен, только крючки для верхней одежды, но хоть это не дорого.

Ванна — туалет почти комплект, осталось только -стиральную машинку занести и переложить плитку. А вот куда дачные запасы и отцовы колеса – вопрос. В старом доме был подвал и балкон, это добавляло квартире 20% площади, здесь такая «равнозначность», что нет даже сантиметра лишнего. Бабушка соглашается хранить колеса у себя под кроватью.

Бабушка соглашается хранить колеса у себя под кроватью. А машину куда? Свободных мест на Мукомольном нет, подземная стоянка – от 3 миллионов рублей. Авто отца и в лучшие времена столько не стоило.

Придется где-то снимать гараж — плюсуем 300 тысяч в год. И это мы еще коммуналку не считали, которая в башнях Москва-Сити в четыре раза выше, чем в хрущовке, и не выписывали альпиниста помыть окна -там грязи на пол-миллиона после двух лет стройки.

Мать загрустила: надо отказываться! Спускаемся с этим предложением к распорядителям. Нам популярно объясняют: в случае отказа, робот будет так же распределять, но уже из остатков отказных квартир.

Махнуться с кем-нибудь этажами, где квартиры идентичные, но хотя бы с открывающимися окнами и без лишних углов, на этапе получения не допускается. После переезда и оформления в собственность, жильцы уже вольны делать что хотят: продавать, сдавать, меняться и т.п. За слово «продавать» родители ухватились.

Двухкомнатные квартиры на Мукомольном выставлены на продажу от 18 до 25 миллионов рублей. Это цена от застройщика, им, напомню, является город, весь жилой фонд, построенный в рамках реновации принадлежит ему. Я вышел с предложением — забрать у нас эту квартиру и выдать родителям деньги, чтобы они смогли приобрести для себя более подходящее жилье.

Статья 32 Жилищного кодекса РФ это позволяют –

«собственники вправе потребовать вместо новой квартиры денежное возмещение — рыночную стоимость освобождаемой квартиры с учетом общего имущества, земельного участка, понесенных затрат и упущенной выгоды»

. Ожидаемо, что меня с этим чудным предложением развернули прям с порога. Клерк, выдававший смотровые, втолковывал, что «освобождаемой» является старая квартира на Красногвардейском проезде, ее рыночная стоимость равна нулю, а на Мукомольном родителям дали жилье комфорт- класса с высокой рыночным потенциалом.

Но ведь именно эту «конкурентноспособную» мы и хотели обменять на деньги, пока она окончательно не разорила родителей «ожидаемыми затратами и упущенной выгодой». «Ну вы и насчитали!» — запричитал клерк, его задели не столько даже неминуемые бытовые расходы переселенцев, сколько то, что к этому списку я приплюсовал возмещение за утраченный земельный участок и общее имущество дома по старому месту жительства. — Нет у вас ничего, всё отдано под реновацию».

Кому? Вот моя семья – участники реновации, у них все было — земля, квадратные метры — ценность имущества подтверждается ценой на новую равнозначную квартиру — 25 миллионов.

Не с потолка же ее взяли? Вот простая арифметика: при средней стоимости строительства реновационного жилья в 116,9 тыс.рублей за «квадрат», на наша новая двушка 50 метров стоит не более 6 миллионов рублей.

За что покупатель со стороны должен отдать еще 19 миллионов? Я думаю, что «за место» – за землю, которую фонд реновации отнял у нас и положит в свой карман.

Было бы справедливо, если бы эти деньги отдали людям, чтобы они могли сами купить себе квартиру, оставив фонду ту, что нам не нужна и является разорительной для семьи. Нельзя! – пучит глаза клерк, которому поручена одна единственная функция – принудить переселенцев на подписание договора мены. Поднял претензии на более высокий уровень.

Москомархитектура ответила, что не уполномочена на толкование экономических последствий от принятых городом решений. Фонд реновации отстранился, так как

«не имеет компетенций для комментирования семейных расходов при переселении по программе»

. В Департаменте городского имущества ответили, что ценовая политика не их тема, если что-то не устраивает, идите в суд.

Суд в иске отказал: семью переселили по закону, федеральный закон не может учесть платежеспособность каждой семьи и пожелания каждой бабушки.

По инстанциям бегали несколько месяцев.

За это время в родительском доме уже обрезали газ, в расселенных квартирах мародеры сняли батареи и вынесли в металлолом ванны. Перепуганным родителям в спину дышали судебные приставы. Были среди них и те, кто «по-человечески» советовал не упорствовать — стоимость новой квартиры представлялась им щедрым подарком от города: «да продадут ее ваши родители, купят себе две, поскромнее, и еще на жизнь останется.

Все так делают». Простая мысль, что коробку в человейнике на полторы тысячи квартир выгодно продать невозможно, это не удается даже фонду реновации. Можно только впарить, обманув тех, кто еще верит, что вид из окна на экзотический центр Москва-Сити стоит того, чтобы считать это комфортным и конкурентным жильем. Стою на своем: город сам должен доплачивать переселенцам только за то, чтобы они соглашаются здесь жить.

И все же с этой счастливой мыслью – любым путем расстаться с новой квартирой, — вынуждены были согласиться на то, что дают.

Квартиру мы продаем до сих пор, желающих приобрести нет. За весь год объявилось всего два покупателя.

Придут, посмотрят и все. Дело даже не в цене – мы ее давно снизили до разумных пределов. Ниже уже нельзя – тогда самим светит только Некрасовка или Новая Москва. В расчете, что квартиру эту все-таки когда-нибудь купят, вложились в нее — углы в комнатах спрямили, диванами обставились, но никому это не нужно, даже арендаторы не идут… Претензии такие: в бизнес квартале еще можно работать, но жить некомфортно — инфрастуктура плохая и дорогая, выбираться на волю сложно — станции — неудобнее не придумать: редкие поезда, толпы на платформе, длиннющие пересадки.

Работы поблизости – никакой, разве что выгуливать пенсионеров вдоль стилобатов, как изящно теперь именуется бетонное пространство возле подъездов.

Я до сих пор не понимаю, для чего вообще строились эти башни с умопомрачительной человеческой плотностью в кольце дорог.

Мои родители и бабушка, жить там не смогли – снимают жилье в Шелепихе, 55 тысяч рублей в месяц. Для оплаты и на ремонт взяли кредит — 800 тысяч – в счет «навара» от реновационной квартиры. И таких «умных» у нас — полкорпуса.

Только на Авито и на Циане две сотни объявлений с Мукомольного проезда. Ни одной квартиры не продано.

Если есть, где жить, то, наверное, все не так страшно, — лишняя квартира в запасе не помешает. Но если жилье одно, то только и остается причитать: «Господи, вот жесть досталась москвичам!» Владимир Кислов решился рассказать семейную историю реновации, несмотря на то, что многие бывшие соседи по «Камушкам» программу поддерживают и вполне себе довольны жизнью и квартирами за задворках Москва-Сити.

Их тоже можно понять: важно же остаться в родных местах и одновременно получить все блага цивилизации — горячую воду без газовой колонки, квартиру с ремонтом в отличие от старой халупы, и вид из окна, как бы уравнивающий простых москвичей с избранными небожителями.

А что делать тем, у кого в тех же «Камушках», рядом с девятиэтажкой, не вошедшей в реновацию, начала строиться новая башня этажей этак на шестьдесят? У Кислова так и случилось – пока боролся за права своей семьи и составлял план защиты «на случай войны», стройка подкралась к самому порогу.

«Мало того, что внаглую залезли на придомовую территорию, не заплатив жильцам ни копейки, так еще и непонятно, что здесь происходит – реновация, точечная застройка или комплексное развитие территории, которым теперь можно оправдать что угодно»

, — говорит он. Что бы не происходило , результат один — новая стройка обвалила цены на квартиры в уцелевших от сноса и некогда престижных домах –рядом с подозрительной стройплощадкой их никто не покупает и самим жить невозможно.

В подъезде у Владимира, по его словам, осталось человек десять собственников – «разбежались кто куда». Ему бежать некуда, попал в ту же западню, из которой пытался вытащить свою несчастную семью.

Комментарий для «Новых Известий». Ольга Артухова, кандидат юридических наук, эксперт правозащитного фонда «Жилищный вопрос»: — Новости наступившего года. В Москве начинается вторая волна реновации заявил журналистам вице-мэр и глава стройкомплекса столицы Андрей Бочкарев.

По его словам, за год планируется ввести 8,5 млн кв. м жилой недвижимости на месте ранее снесенных домов. Примерно столько же будет возведено за счет внебюджетных иисточников в рамках программы комплексного освоения территорий (КРТ).

Закон принят Госдумой в конце декабря и стал еще одной важной вехой на пути стройкомплекса к полному обновлению столицы. Можно было бы порадоваться успехам, если бы они не сопровождались фактической отменой права собственности граждан на недвижимость, в первую очередь— на жилье.

Законодатели, разумеется, хотели, «как лучше»: нормализовать условия жизни людей и обновить городскую среду. Но на деле написали закон еще более репрессивный, чем закон о реновации, где есть хотя бы псевдо забота о жителях, которых переселяют в человейники хуже качеством, чем были старые дома, и содержатся элементы договорных отношений между государством и собственниками (три варианта подбора жилья, например, расселение коммуналок в отдельные квартиры – пусть небольшое, но все же соблюдение имущественных прав) .

Закон о КРТ написан для застройщиков и региональных властей, которые получили право произвольно лишать граждан любого недвижимого имущества, включая единственное жилье, и приводить «приговор» в исполнение практически сразу – в трехдневный срок после решения суда.

Эту опасность предвидели не только правозащитники. Тысячи обращений москвичей переданы в Госдуму ко второму и третьему чтению законопроекта.

Все они были примерно такого содержания: «Я не просил сносить наш дом.

Но месторасположение нашего микрорайона очень привлекательно для коммерсантов. Они хотят тут зарабатывать, вытесняя нас в никуда и не предоставляя компенсации за разрушенную жизнь».

«Не должно быть закона, превращающего право собственности в ничто, нельзя допускать, чтобы твоё имущество могли забрать в любой момент и на тех условиях, которые сами застройщики и диктуют»

.

К сожалению, гражданское сопротивление не привело к изменениям в законодательстве, оно даже не был услышано.

И что теперь? «Шеф, все пропало?» Нет, за свои права и свою собственность нужно бороться, несмотря на жесткие законодательные процедуры и на психологический прессинг со стороны властей, которые всеми силами хотят убедить население, что избранная ими политика имущественных лишений граждан является правильной и одобряемой большинством населения. Помните, известное высказывание мэра Собянина, что только пол-процента жителей «судятся-рядятся» из-за переселения? Это не так. Ранее «Новые Известия» в статье «Бери, что дают и не задавай вопросов» рассказывали о реальной практике московской реновации.

Ее не легко, но можно установить с помощью картотеки судебных дел Мосгорсуда, хотя суды и прячут гражданские дела по искам участников реновации к ДГИ под различными шифрами типа «иные споры, связанные с имущественными вопросами», «о признании права собственности на садовые участки» и т.п.

Это затрудняет статистику, но кота в мешке не утаишь, как и динамику роста судебных разбирательств с участием переселенцев и департамента городского имущества.

Если в ноябре 2021 года чиновники заявляли о единичных случаях обращения в суд, то к концу прошлого года показатели возросли до 15 % — люди не просто оспаривают принудительное переселение в худшую, на их взгляд, квартиру, но и претендуют на выбор между деньгами и новым жильем. И это уже получается. В социальных сетях растет количество свидетельств самих участников реновации о том, как им удалось избавиться от низкосортных квартир, добиться нормальной компенсации за недостающие метры, все больше вопросов, как выйти из программы и жадное обсуждение примеров, когда это удалось. Нет сомнения, что с ростом сноса старого фонда и ввода в строй нового жилья усилится и бегство из принудительной реновации.

Суды даже в приказном порядке не смогут не смогут .защищать стремительно разрушающуюся репутацию городской программы.

Это повышает шансы и для участников программы КТР. Во-первых, у них есть право на проведение собраний, где большинством голосов следует закрепить позицию, что собственники не хотят лишаться своего имущества ни при каких обстоятельствах.

Сложившаяся судебная практика говорит о том, что при разрешении споров воля большинства имеет решающее значение. Во-вторых, даже если принято решение о принудительном выселение собственников, то что в этом такого страшного?

Вы имеете дело не с государством, а с коммерческой структурой, которая в своих интересах покушается на вашу собственность. У вас свои интересы, и можно до бесконечности тянуть время, отстаивая их в судах. Может случиться, что дом все-таки снесут, жильцов принудительно расселят в неустраивающее жилье или предложат денежное возмещение, на которое можно купить только собачью конуру, — бояться этого не надо.

Сам факт насильственного выселения и лишения собственности, нарушившие конституционные права граждан, нужен будет для дальнейшего суда в ЕСПЧ и получения компенсации, которая явно приведет в уныние ваших гонителей Вы эту сумму сможете использовать для самостоятельной покупки нового жилья.

Не спорю: путь предстоит долгий и мучительный. Люди хотят жить, а не тонуть в бюрократии и судах.