Организация деятельности следователя при принятии решения о возбуждении уголовного дела



Организация деятельности следователя при принятии решения о возбуждении уголовного дела

Организация деятельности следователя в стадии возбуждения уголовного дела


»

  1. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. (ст.140 УПК РФ).
  2. Поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

В то же время существует еще проблема, когда признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а тот, в свою очередь, не согласен с решением прокурора.В соответствии с действующим законодательством, если по уголовному делу, по которому поступила жалоба, постановлен приговор, и он вступил в законную силу, судья (согласно пункта 9 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 года «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ») выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, что имело место в данном случае.Оснований не согласиться с данным решением суда не имеется. Руководитель следственного органа рассматривает требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, а также письменные возражения следователя на указанные требования и дает следователю письменные указания об исполнении указанных требований.

(ч.4 ст.39 УПК РФ ) При таком подходе к деятельности следователя вполне разумным и рациональным видится введение единого Следственного комитета, независимо от того, при Правительстве РФ или Президенте РФ он будет состоять. Относиться он должен тогда к органам исполнительной власти Рябинина, Т. К. Следственный комитет или судебный следователь?

/Т. Принципы уголовного процесса на стадии возбуждения дела?

К.Рябинина //Уголовное судопроизводство. -2011. — № 1. — С.17 — 21.Противоположная позиция. Можно, конечно, сказать, что ВС РФ вынес свое определение ранее КС РФ, но в определении КС РФ говорит о своих актах до 2006 года с этими же выводами.Курсивом мы выделили те информационные источники, которые по смыслу напоминают поводы, содержащиеся в ст.
Можно, конечно, сказать, что ВС РФ вынес свое определение ранее КС РФ, но в определении КС РФ говорит о своих актах до 2006 года с этими же выводами.Курсивом мы выделили те информационные источники, которые по смыслу напоминают поводы, содержащиеся в ст.

108 УПК РСФСР. Мы не случайно говорим лишь о напоминании, а не о буквальном совпадении. Это говорит о том, что Инструкция (читай -МВД России) имеет к этим источникам особое отношение.Соответственно, на этом этапе принимается одно из решений:

  • Передать его по последовательности в соответствии со ст. 151 УКРФ, если оно касается частного обвинения – то в суд.
  • Отказать.
  • Возбудить дело.

Размышления А.П. Попова интересны, хотя и дискуссионны.

Мы не станем разбирать его тезисы. На наш взгляд, корни дифференциации поводов лежат гораздо глубже.

Они не могут быть объяснены только практической целесообразностью. Здесь проявляют себя все нюансы понятия повода.Дознавателю необходимо провести неотложные следственные действия, обозначенные в части 1 статьи 157 УПК РФ.Среди всего массива составов преступлений, предусмотренных особенной частью Уголовного кодекса РФ, преступлений, по которым возбуждаются дела частного обвинения, немного.Что такое – уголовное дело?

Здесь проявляют себя все нюансы понятия повода.Дознавателю необходимо провести неотложные следственные действия, обозначенные в части 1 статьи 157 УПК РФ.Среди всего массива составов преступлений, предусмотренных особенной частью Уголовного кодекса РФ, преступлений, по которым возбуждаются дела частного обвинения, немного.Что такое – уголовное дело? Оно заводится при выявлении признаков, которые могут говорить о преступлении. Алгоритм действий дознания, следствия описан в УПК РФ.Дела данной категории также как и уголовные дела частного обвинения могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего, но в отличие от них в связи с примирением прекращены быть не могут.При возбуждении дел частно-публичного характера подается заявление от потерпевшей стороны.

Но, в отличие от первой категории, примирение участников автоматически не заканчивает уг.дело. Список второй категории уг.дел перечислен в ст. 20 УПК, ч. 3.Заявление об изнасиловании пишут 8-14% реальных потерпевших, возбуждают дела не по всем фактам.

Из моей практики 80 % заявлений тк «он кАзел», «мама заставила», «отказался жениться/посмеялся» и тд — отказывал в возбуждении.Следователь данной ситуации обязан принять, и проверить сообщение о совершенных, а так же о готовящихся преступленях, в рамках своих полномочий, и принять конкретное решение в сроке не позднее трех суток со дня поступления такого сообщения в порядке ст.

144 УПК РФ. судебный контроль над законностью и обоснованностью процессуальных решений и действий (бездействий) должностных лиц, ограничивающих конституционные права и законные интересы участников досудебного процесса, рассматриваемых в порядке ст.125 УПК РФ.Одной из самых основных существующих гарантий сохранности, и защиты конституционных прав, законных интересов личности на стадии возбуждения уголовного дела является судебный контроль.2) судебный контроль над законностью и обоснованностью производства следственных действий, указанных в п. 4, п.9, п.11, п. 12 ч. 2 ст. 29 УПК РФ рассматриваемых судом в порядке ст.165 УПК РФ;В случае, если следователь на стадии возбуждения уголовного дела или на других стадиях уголовного дела проявляет несогласие с требованиями прокурора по поводу устранения нарушений федерального законодательства, если нарушения были допущены в ходе предварительного следствия, то следователь обязан предоставить письменные возражения руководителю следственного органа, который проинформирует поэтому поводу прокурора.Обязательные требования при производстве следственных действий.

50 Взаимодействие следователя с органами дознания на стадии возбуждения уголовного дела. 57Поводы и основания к возбуждению уголовного дела.Особенности возбуждения уголовного дела по оперативно-розыскным данным. 151.4. Основания и процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела 271.2.Понятие, значение и задачи стадии возбуждения уголовного дела.

7На практике дело может быть возбуждено как по факту, так и в отношении конкретного лица. Общим правилом (часто нарушаемым) является незаконность возбуждения уголовного дела по факту, когда подозреваемое лицо известно.Кроме того, адвокат указывает, что поводом к возбуждению уголовного дела послужили рапорты оперуполномоченного ЭБиПК Атясова М.Ю.

и оперуполномоченного отделения УФСБ России по КО в г.Междуреченске Бабышкина В.Ю., что не является достаточным для возбуждения уголовного дела о преступлении, причинившего вред коммерческой организации.Также указание на неустановленных лиц используется, когда часть подозреваемых установлена, а часть не установлена. Искали компанию,где бы качественно оказали услугу регистрации, чтобы в дальнейшем избежать проблем.

По рекомендации остановились на указанной.

Уже на консультации было понятно, что ребята профессионалы. Все сделали оперативно, помогли собрать учредительные документы, все этапы удалось пройти максимально быстро благодаря опыту и навыкам специалистов.

Профессионализм сотрудников фирмы — вне сомнений.Кроме того, по делам о присвоениях проводятся гласные и негласные оперативно-розыскные мероприятия: опрос граждан, наведение справок, наблюдение, исследование предметов и документов, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных и иных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и др. Основанием для возбуждения уголовных дел о присвоении и растрате обычно являются сведения о наличии в поступивших к следователю материалах признаков подобных деяний [6].В большинстве случаев для установления признаков присвоения проводится проверка сообщения о преступлении, имеющая целью сбор необходимых материалов и получение сведений, на основании которых решается вопрос о возбуждении уголовного дела. В ходе проверки, особенно в случаях, связанных с недостачами и излишками, проводится инвентаризация, представляющая собой проверку наличия и состояния материальных ценностей и денежных средств и последующее сличение полученных данных с учетными [3].

Федив В. И. Действия следователя в стадии возбуждения уголовного дела о присвоении или растрате // Молодой ученый.2013.

№6. С. 590-591. URL https: //moluch.ru/archive/53/7161/ (дата обращения: 01.05.2019).Благодаря депутатскому статусу, как считают в СК, Фургал не только уходил от приглашений дознавателя и следователей, но и прикрывал дела с бандитами.

Но у следствия нет никаких сомнений в том, что Фургал выступал в качестве заказчика убийств. Это подтверждается собранными доказательствами, среди которых заключения экспертиз, материалы оперативно-розыскной деятельности, показания свидетелей и иные сведения, — подчеркнула Петренко.Постановление о возбуждении уголовного дела является официальным процессуальным актом, с которого государство начинает уголовное преследование определенного лица и/или расследование факта.Как-то, анализируя со своими студентами показатели преступности, мы спросили у нескольких групп студентов юридического вуза, известно ли им о фактах уклонения от принятия у граждан заявлений о преступлении.Далее следственные действия могут проводить только уполномоченные на то государственные органы и должностные лица, ведущие уголовный процесс: судья (суд), прокурор, следователь, дознаватель. Участники, отстаивающие свои собственные интересы, а также их защитники и представители вправе представлять предметы и документы органам и лицам, которые ведут производство и решают, принять или не принять переданные им материалы, придать или не придать им статус доказательства.

Характерная черта следственного действия состоит и в том, что его ход и результаты должны быть надлежащим образом закреплены в протоколе, а в необходимых случаях — и с помощью дополнительных средств фиксации: фото -и киносъемки, аудио -и видеозаписи и т.

п.Одной из важнейших процессуальных функций следователя является собирание доказательств. Собирание доказательств представляет собой деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда при участии других субъектов, заключающуюся в поисках и обнаружении источников информации, получении ее из найденных источников сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела, и в закреплении добытых сведений в установленном законом порядке.
Собирание доказательств представляет собой деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда при участии других субъектов, заключающуюся в поисках и обнаружении источников информации, получении ее из найденных источников сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела, и в закреплении добытых сведений в установленном законом порядке.

Уголовный процесс России: Учебник / Под ред.

В. Т. Томина. — М.: Юрайт-Издат, 2003. — С. 87. Следователь — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом (п. 41 ст. 5 УПК РФ). В срок следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до?

Предварительное следствие наряду с дознанием является одной из форм предварительного расследования.

Предварительное следствие производится следователями прокуратуры, органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел Российской Федерации, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст.

151 УПК РФ).Время, прошедшее с введения в действие УПК РФ, 2 показало, что новый Уголовно-процессуальный кодекс содержит ряд законодательных новелл, в том числе в регламентации стадии возбуждения уголовного дела, вызывающих различное толкование и ученых, и практиков. ГЛАВА 2. ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА 40суд направляет дело для производства дознания или предварительного следствия либо принимает дело непосредственно для рассмотрения его по существу».

Такое законодательное регулирование деятельности в стадии возбуждения уголовного дела являлось недостаточным и несовершенным. Новый УПК, на мой взгляд, не только не смог устранить большинство имевшихся недостатков, но, напротив, создал целый ряд новых проблем, которые существенно осложняют деятельность дознавателя и следователя на данной стадии процесса.На это неоднократно указывалось в работах процессуалистов. Поэтому задача и цель работы – выявить и рассмотреть недостатки действующего уголовно-процессуального законодательства, показать те проблемы, которые сопровождают процессуальную деятельность следователя на данном этапе движения уголовного дела, и на основе этой работе выдвинуть предложения по изменению действующего законодательства.Взаимодействие следователя с органами дознания на стадии возбуждения уголовного дела57 Основания и процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела27По дореволюционному законодательству данный этап производства по уголовным делам в самостоятельную стадию не выделялся.

Не требовалось и принятие какого-то процессуального решения (постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении). В соответствии с УУС единый порядок начала производства по уголовным делам не устанавливался: содержание этих действий регламентировалось дифференцированно, в зависимости от того, какой орган вступал в действие первым. Время, прошедшее с введения в действие УПК РФ, показало, что новый Уголовно-процессуальный кодекс содержит ряд законодательных новелл, в том числе в регламентации стадии возбуждения уголовного дела, вызывающих различное толкование и ученых, и практиков.

Задачей этой первой стадии досудебного производства является установление наличия или отсутствия условий (предпосылок), необходимых для возбуждения уголовного дела. Органы дознания, следователь и прокурор обязаны, с одной стороны, реагировать на каждый факт обнаружения признаков преступления, а с другой не допускать необоснованного возбуждения уголовного судопроизводства.На этом этапе досудебного производства не ставятся и не решаются задачи достоверного установления всех обстоятельств преступления и изобличения виновного.Для практикующих юристов давно не секрет, что существует не только гражданский иск в уголовном процессе, но и наоборот.
Органы дознания, следователь и прокурор обязаны, с одной стороны, реагировать на каждый факт обнаружения признаков преступления, а с другой не допускать необоснованного возбуждения уголовного судопроизводства.На этом этапе досудебного производства не ставятся и не решаются задачи достоверного установления всех обстоятельств преступления и изобличения виновного.Для практикующих юристов давно не секрет, что существует не только гражданский иск в уголовном процессе, но и наоборот. Когда у ответчика или истца нет надежд победить в гражданском или арбитражном процессе, а поражение – по чину не положено, на помощь приходит уголовное право (уголовное право на то и публичное, чтобы служить публичным интересам, под которыми в России традиционно принято понимать интересы частных лиц публичного значения).Поводом написать эту заметку стала публикация очередной истории о феномене уголовного иска в гражданском процессе на сайте Адвокатской газеты — https://www.advgazeta.ru/novosti/mozhet-li-obrashchenie-v-sud-kvalifitsirovatsya-kak-moshennichestvo/Целью заметки является не разбор этого кейса, который, к сожалению, типичен для современной России, а попытка на его примере указать на возможные “надрывы”, которые неизбежно возникают при попытках использовать уголовное право не по назначению.I.

Фабула типичного делаКак и редакции “АГ” мне также “посчастливилось” увидеть это обвинительное заключение, и в двух словах передаю его суть.Конкурсный управляющий банкрота обратился в районный суд с иском к своему дебитору – Ч.

о взыскании долга по договору займа.

Ч. в суде возражал, что ранее между ним и банкротом был совершен зачет этих требований против встречных требований к банкроту.К участию в этом деле было привлечено третье лицо – конкурсный кредитор банкрота, получивший свои требования по договору цессии.

Поддерживая иск, кредитор в лице представителя Буданова пояснил, что зачет, на который ссылается Ч., признан недействительной (ничтожной) сделкой арбитражным судом, поскольку, как установил суд, стороны при его совершении действовали недобросовестно с целью причинить вред кредиторам банкрота, а также нарушили запрет пристава на распоряжение имуществом.“Стандартный” юрист при прочих равных сказал бы Ч., что шансов на отказ в иске к нему нет, и согласно законуо банкротстве, ему бы поскорее обратиться с заявлением о включении своих (ранее незаконно зачтенных) встречных требований в реестр к банкроту.“Нестандартный” юрист понимая нежелание Ч. возвращать деньги и стоять в очереди с холопами, включенными в реестр, подсказал бы иное решение – обратиться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении на лиц, которые не только подали иск, но и поддерживают его удовлетворение.Судите сами, рассуждает “нестандартный” юрист: “Зачет же был? Управляющий с кредитором об этом знали?

Следовательно, они подали заведомо необоснованный иск и попытались похитить то, что им не причитается. Так-с или не так?”Так было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество с «нестандартной» формулировкой преступности деяния против… неустановленного круга лиц (кто сталкивался, тот поймет).

Конкурсный управляющий на допросе пояснил, что он сам бы и не смел подать иск, это кредитор его надоумил.

Методом исключения остался один подозреваемый – Буданов, который, как отмечено в обвинении, в категорической форме продолжал поддерживать иск Ч.Следствие “докрутило” обвинение и свое заключение передало в суд примерно таким:Буданов за три года до подачи иска к дебитору “подыскал” себе юридические лица, от имени которых заключил договор с бывшим подрядчиком банкрота об уступке права требования к последнему.

Требования были включены в реестр требований кредиторов банкрота. Однако Буданов знал, что действительный размер требований подрядчика к банкроту ниже, чем указано в решении суда о взыскании с банкрота и, как следствие, в определении о включении требований в реестр.

Об этом Буданов не сообщил при подаче иска к Ч.

ни Ч., ни суду. Также как и не сообщил о том, что требования банкрота к дебитору отсутствуют, потому что был зачет (можно сказать, что по мнению следствия, Буданову деньги Ч.

даже дважды не причитаются, о чем он не мог не знать). Вишенка на торте — в ходе следствия “выяснилось”, что договор уступки – поддельный, потому что подписан не генеральным директором кредитора, которого представляет Буданов.

Таким образом Буданов совершил покушение на мошенничество в виде получения права на имущество Ч. путем обмана, но не довел свой преступный план до конца по независящим от него обстоятельствам — производство по иску к Ч.

было приостановлено до рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве, инициированного самим же Будановым.II.

НадрывыНиже я попытаюсь выделить лишь те надрывы, которые можно назвать типичными для всех “уголовных исков”.

Для цели заметки было бы ошибкой уходить в детали описанного кейса, ведь российская действительность пугает своим разнообразием.Поскольку сфера моих практических и научных интересов — не уголовное, а частное право, то буду признателен за комментарии и замечания от специалистов и заранее прошу прощения, если не учел какие-то позиции в науке или практике.К сожалению, сейчас сложно заниматься своим делом, потому что от одних только обсуждений реституций и субординаций нет никакого толка, если завтра тебя посадят за поданный иск. А на допросе не сошлешься на Шершеневича.1.

Отсутствие события преступленияСовершенно правильно, на мой взгляд, подобран заголовок статьи в “АГ” — Может ли обращение в суд квалифицироваться как мошенничество? Само по себе – конечно, не может, если оно не сопряжено, например, с фальсификацией доказательств, на которых основан иск.Но, что еще интереснее, обращение в суд с иском само по себе не может быть даже событием преступления.

Событие преступления – это не любой факт окружающей нас действительности, а лишь такой, который указывает на совершение преступления.

Применительно к подаче иска невозможно рассуждать о наличии или отсутствии состава преступления. “Отсутствие события преступления означает отсутствие самого факта (события), для расследования которого может быть возбуждено уголовное дело, т.е. отсутствие таких действий, применительно к которым можно говорить, содержат ли они состав преступления” (Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексуРоссийской Федерации (науч.

отсутствие таких действий, применительно к которым можно говорить, содержат ли они состав преступления” (Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексуРоссийской Федерации (науч.

ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков). — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: «Издательство Юрайт», 2011).Может ли уголовное дело быть возбуждено по факту предъявления иска? Очевидно, что нет. Также как не может быть событием преступления обычная прогулка по улице.

Другое дело, конечно, что конкретный следователь может считать такой факт (подачу иска или прогулку по улице) событием преступления в особенном случае, и вот уже обвиняемый вынужден в суде доказывать, что он не баран.

Это и есть симптом. Факт не становится событием преступления в каком-то конкретном случае и в зависимости от мнения следователя, а является таковым всегда и для всех. Персональная разница есть в составе преступления.Здесь появляется риск попасть в ловушку с разницей между составом и событием преступления.В уголовном праве “здорового человека” все случаи отсутствия события преступления покрываются классическими примерами из учебников, когда мертвый протрезвел и нашелся, похищенное оказалось переложенным в другое место и т.д.

Здесь же факт есть (подачи иска, например). Мы хотим жить с правом “здорового человека” и пытаемся примерить наличие факта с его очевидной невозможностью стать преступлением путем рассуждений о правомерности действия, и сваливаемся в рассуждения об отсутствии состава преступления.В таком случае мы попадаем в противоречие: если мы признаем, что критерий правомерности содеянного – это о составе преступления (напр., прим.1 к ст.158 УК РФ), то тогда и следователю не может быть дано усмотрение в квалификации факта как события преступления в зависимости от его мнения о действии как о противоправном в каком-то конкретном случае (то есть, если подача иска не является событием преступления вообще и для всех, то не может и являться для отдельного человека, потому что в конкретном случае следователь его так квалифицирует). Противоправность – это о наличии или отсутствии состава преступления, а не события (см., наприм., П.

Яни. Противоправность как признак хищения. «Законность», № 6, 2014).Мы выйдем из этого противоречия, если вспомним, что обсуждаем здесь уголовное право “курильщика”, где дела возбуждаются “по щучьему велению” и без события (его следователи настойчиво ищут после ВУД), и потому наблюдаем примеры дел, когда событием называется то, что им само по себе быть не может. И в таких случаях события преступления нет не потому, что нет факта, а потому что сам факт не может быть событием преступления.Например, зачем следствие в примере выше пишет глупости про поддельную уступку права требования от одного кредитора к другому против должника, которые ровным счетом никак не способны даже отдаленно повлиять на действительность требований к банкроту и тем более к Ч.?

Именно потому, что кроме обращения в суд с необоснованным иском, нужно что-то еще.

А если признать, что само по себе обращение в суд даже с необоснованным иском может являться преступлением, то в перспективе за решеткой должны сидеть почти все истцы и их юристы, которым отказали в иске. Ставим оперативников на выходе из АсГМ и повышаем статистику.Как правило в подобных делах ничего подходящего для вменения потерпевшим не находят, и появляются такие обвинительные заключения, когда обвиняемый не понимает, что же конкретно он сделал, и когда это стало наказуемым (максима: NULLum crimen, NULLa poena lege): “[Д]ействующее правовое регулирование не предполагает наступление уголовной ответственности за совершение правомерных действий.

Любое же преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (постановленияКонституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2008 № 8-П, от 13.07.2010 №15-П и др.)….”.В результате какой-нибудь из “Будановых” даже лишен возможности защищаться.

Что ему доказывать? Что не был подан иск в суд? Свидетелей каких фактов ему приглашать?2. Момент возникновения умыслаУмысел в подобных делах, как правило, возникает в неустановленное время при неустановленных обстоятельствах.

Это связано с «пороком события» и необходимостью дополнять обвинение другими действиями обвиняемого.Очевидно, что умысел не может появиться уже после того как совершено преступление. А поскольку следствию приходится придумывать действия и пришивать их к реальному поводу для возмущения “потерпевшего”, то возникает проблема в моменте возникновения этого умысла.На примере дела из заметки “АГ”: следствию приходится притягивать за уши осведомленность обвиняемого даже о существовании Ч. на момент взыскания с банкрота денег его кредитором (за три года до иска к “потерпевшему” в суд) и утверждать, что вся эта эпопея с банкротством была нужна лишь для того, чтобы взыскать деньги с “потерпевшего”.3.

Проблема причинно-следственной связиВо-первых, нет сомнений, что обман может происходить путем умолчания только о релевантных сведениях, т.е. тех, которые способны повлиять на передачу имущества потерпевшим или иным лицом. Если обращаясь в суд истец или его представитель умолчал о цвете своих носков или кулинарных предпочтениях, то хотя бы поэтому никакого обмана суда или ответчика не может быть.Во-вторых, из-за “раздутия” события преступлениях в число фактов, о которых умолчал ответчик по уголовному иску неизбежно попадает всякая бессмыслица.Так, у консультантов в погонах возникает проблема причинно-следственной связи: сообщаемые или утаиваемые сведения либо являются действительными, либо не способны повлиять на передачу права на имущество.

Как в примере из заметки “АГ”: Как действительность размера требований конкурсного кредитора к банкроту способна повлиять на удовлетворение иска банкрота к Ч.?

Никак. Как действительность уступок права требования от одного кредитора банкрота к другому способна повлиять на удовлетворение иска к Ч.? Никак.К этому еще стоит добавить занимательный факт, что “потерпевший” является полноценным участником гражданского спора и имеет право заявлять о всех таких фактах, которые, по его мнению, способны исключить удовлетворение иска (т.е.

влиять на наступление последствий). Это называется принцип состязательности. И возбуждение уголовного дела против истца, который не сообщил потенциальные возражения вместо ответчика, убивает основной принцип гражданского процесса.

Заявил же ответчик в деле из “АГ” о зачете требований истца к нему, и суд должен будет дать этому оценку и вынести решение.

Причем тут уголовное право?4. Длящееся вне воли обвиняемого покушение – симптом отсутствия составаСамый забавный момент, на который обратили внимание в “АГ”.В этом деле вменяется покушение на мошенничество, потому что дело по иску к “потерпевшему” приостановлено до рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве об оспаривании зачета между сторонами по специальным основаниям законао банкротстве. То есть после разрешения этого обособленного спора, производство по иску к “потерпевшему” должно быть возобновлено, независимо от желания обвиняемого, а иск, следовательно, рассмотрен.

Однако, за попытку взыскать деньги этим (заведомо необоснованным, по мнению следствия) иском уже обвиняется представитель третьего лица в покушении на мошенничество.Внимание, вопрос: можно ли судить за продолжающееся само по себе покушение на преступление?

(к слову, неоконченное покушение тоже “уже не окончено”).Получается такая ситуация: человека судят за покушение на преступление вместо того, чтобы предотвращать это преступление. Еще и преступление своеобразное — предотвратить его невозможно.

Может ли вообще быть преступлением то, что невозможно НЕ довести до конца? (или то, что само себя может довести так, что некогда существовавший состав испарился – например, иск к Ч. будет удовлетворен судом, который не согласился с доводом о зачете).Возникает следующее соображение (возможно, неверное): все длящиеся преступления являются оконченными (преступление уже есть), поскольку под неоконченным преступлением УК РФ понимает либо приготовление к преступлению или покушение, но это всегда уже не доведенное до конца преступление по независящим причинам (самого преступления уже нет).

В понятиях покушения и приготовления нет места для уже совершившегося преступления, пусть и длящегося. В оконченном преступлении есть все признаки состава преступления.

В приведенном выше случае следствие считает преступление неоконченным, но оно, во-первых, объективно продолжается, то есть является длящимся, а во-вторых, продолжается еще и независимо от воли обвиняемого!

Мне кажется, что это не укладывается в логику уголовного права и свидетельствует о невозможности существования такого преступления.5. Проблема конкуренции судебных актов и конфликт с гражданским правомЧто агрессивнее всего бросается в глаза при прочтении кейса из “АГ”? Наличие судебных актов арбитражных судов по ключевым претензиям к обвиняемому: постановление суда, которым констатирована ничтожность зачета; решение о взыскании с банкрота денег в том размере, в котором другим судебным актом эти требования были включены в реестр.

Такие уголовные дела появляются, чтобы решить частноправовой спор, и потому в любом случае зайдут на чужую территорию. Соответственно, без подобной конкуренции судебных актов обойтись не получится.Не обойдется и без искажения гражданского права через кривые следственные зеркала: недействительные сделки станут действительными для целей следствия и наоборот, а твердая цена в договоре подряда будет толковаться как затраты подрядчика и т.д.

Например, с гражданско-правовой точки зрения бессмысленно говорить о “поддельности” уступки права, если и цедент и цессионарий подтверждают совершение сделки (тем более, отношения этих сторон никак не влияют на действительность требований к должнику).К сожалению, создаваемые подобным вторжением уголовного права противоречия разрешаются сейчас не в пользу статьи 90 УПК РФ. В ином случае, само существование паразита “уголовный иск” было бы под угрозой.Анализ уголовно-процессуальной нормы, закрепленной в ч.

1 ст. 144 УПК РФ, позволяет сделать вывод о том, что рассмотрение сообщения о преступлении состоит из трех относительно самостоятельных видов уголовно-процессуальной деятельности: а) принятия сообщения о преступлении; б) проверки сообщения о преступлении и в) принятия одного из указанных в ст.

145 УПК РФ решений. Целью изучения темыявляется получение углубленного представления об уголовно-процессуальной деятельности следователя, осуществляемой с момента получения сообщения о преступлении и до принятия одного из решений, указанных в ч.1 ст.145 УПК РФ, а также возникающих при этом проблем.Полномочия следователя по проверке сообщения о преступлении конкретизированы в ч.

1 ст. 144 УПК РФ, где закреплены права следователя требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов, а в случае проверки сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации – требовать от его редакции документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем информацию о совершенном преступлении. Вопросы принятия сообщения о преступлении в настоящей работе не рассматриваются, поскольку процессуальный порядок принятия сообщения достаточно подробно урегулирован в ст.

ст.141 и 142 УПК РФ, а организационные аспекты приема, регистрации и разрешения сообщения о преступлении урегулированы нормативными актами федеральных органов исполнительной власти, наделенных соответствующей компетенцией. Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса, о проблемах уголовно-процессуальной деятельности следователя, осуществляемой в рамках исполнения обязанности принять и проверить сообщение о преступлении, установленной в ч.1 ст.144 УПК РФ, необходимо сделать ряд предварительных замечаний.

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении. Таким образом, основания для возбуждения уголовного дела образуют фактические данные, свидетельствующие о совершении преступления.

Прекращение уголовного дела в связи с примирением в судебной стадии?

Для принятия решения о возбуждении уголовного дела не требуется установления всех признаков состава преступления. Достаточно установить наличие данных об объективной стороне преступления, данных, подтверждающих наличие события преступления.Отсутствие сведений о субъекте преступления не может служить препятствием к возбуждению уголовного дела.

Таким образом, в современных условиях проблема взаимодействия органов предварительного следствия и дознания не только не утратила своей актуальности, но и приобрела особую остроту. Заслоном подобному беззаконию должно стать предусмотренное в законе право следователя получать всю оперативную информацию по делу, в том числе по материалу доследственной проверки, который находится у него в производстве.

Гражданское судопроизводство – один из главных инструментов защиты прав для россиян.Рассмотрению в рамках данной ветви судебной власти подлежит очень широкий круг вопросов, доказательством тому являются статистические данные: к примеру, в 2014 году в России было рассмотрено более 12 млн гражданских дел, и с каждым годом эта цифра только растет.Данный факт можно было бы назвать положительной тенденций – растет правовая грамотность населения, вера в законные методы решения споров, однако в данной сфере есть и немало проблем, одна из которых – фальсификация доказательств по гражданскому делу.В статье рассмотрен алгоритм действия для тех, кто столкнулся с нечестными действиями в рамках гражданского судопроизводства, а также даны ответы на самые актуальные и часто задаваемые вопросы по данной теме.Фальсификация доказательств – это намеренное искажение фактов с целью повлиять на исход судебного дела.Чаще всего приходится сталкиваться со следующими видами правонарушения:

  1. изменение состава документа – изъятие/добавление листов;
  2. подделка документов и т.д.
  3. подделка подписей;
  4. искажение/допечатка текстов;

При этом нужно отличать фальсификацию – умышленное действие – от предоставления ошибочных доказательств без цели обмануть компетентные органы.Если у одной из сторон судопроизводства есть сомнения в подлинности доказательств, она может попытаться обнаружить подлог следующими способами:

  1. привлечение для проведения экспертизы специалистов.
  2. сравнение подписей в доказательствах с образцами подписи ответственного за составление документа лица, в достоверности которых нет сомнений;
  3. опрос лиц, ответственных за составление документов, предъявленных в суде (при этом нужно понимать, что данные лица могут быть в сговоре с участниками судебного процесса);
  4. сравнение данных из разных источников – к примеру, сопоставление данных в справке с информацией в архиве/базе данных учреждения, в котором она выдана;

Чаще всего встречается два вида фальсификации – подделка всего документа и внесение в документ ложной записи. Первый обнаружить намного проще, для этого обычно достаточно экспертизы.

Во втором случае процесс доказательства наличия фальсификации может быть более затруднительным в следствие того, что в составлении подлога участвовало несколько лиц.К примеру, выдача сотрудником больницы медицинской справки с искаженными фактами, будет расценена судом как соучастие в преступлении. Особенно большими проблемами грозит подлог для сотрудников государственных учреждений.Как быть стороне, которая сомневается в истинности представленных в суде доказательств?Если суд не замечает подлога, а у участника процесса есть обоснованные сомнения в подлинности документов, то можно использовать один из следующих вариантов:

  1. Заявление, поданное в ходе судебного процесса. Оно может быть оформлено в письменном виде, однако это не обязательно – устного ходатайства будет достаточно (главное, убедиться, что информация о заявлении занесена в протокол заседания).
  2. Подача заявления непосредственно в органы полиции по месту нахождения судебного органа, рассматривающего гражданское дело.

Стоит отметить, что первый способ является более предпочтительным, так как он предусмотрен в административном и гражданском законодательстве РФ.

Однако бывают случаи, когда суды отказываются рассматривать вопрос о наличии фальсификации, в данном случае целесообразно обратиться в полицию.После получения заявления, суд должен назначить экспертизу, которая определит наличие подлога.

Чаще всего это почерковедческая или судебно-техническая экспертиза. Первая, — призвана определить подлинность подписей на документе; вторая, предназначена для определения давности, способа составления документа, единства имеющегося в нем текста.Кроме того, экспертиза может включать в себя оба перечисленных действия, в таком случае она является комплексной.Заявление о фальсификации нужно подать как можно раньше – иначе есть риск того, что суд вынесет решение, основываясь на ложных данных, при этом рассмотрение вопроса о наличии подлога значительно затруднится и затянется.Подлог в рамках гражданского дела является уголовно наказуемым преступлением.Впервые норма, предусматривающая уголовную ответственность за подобные нарушения, появилась в редакции Уголовного Кодекса 1996 года.Значительным недостатком нормативного акта является то, что он не содержит в себе ни определение понятия «фальсификация», ни виды данного правонарушения.Однако это не является препятствием для осуществления правосудия, поэтому если суд докажет причастность либо лица, являющегося участником процесса, либо его представителя в подтасовке доказательств, подделке документов, подписей и т.д., то данное нарушение повлечет за собой уголовное наказание.Меры наказания за подлог могут представлять собой (ст. 303 Уголовного Кодекса РФ):

  1. назначение обязательных работ (максимум 480 часов);
  2. назначение исправительных работ (максимум на 2 года);
  3. штраф от 100,000 до 300,000 рублей (либо эквивалентно доходам правонарушителя за период от 1 до 2 лет);
  4. арест (максимум до 4 месяцев).
  1. Позвонить: По всей России: +7
  2. Обратиться за консультацией через форму.
  3. Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.

сообщений о преступлениях с одновременным закреплением следов преступления и принятием мер, направлен­ных на предотвращение и пресечение преступления.Задачи стадии возбуждения уголовного дела:

  1. регистрация и
  2. разрешение
  3. прием,

Условно ее можно разделить на четыре этапа :

  • разрешение сообщения о преступлении по существу и извещение об этом заявителя.
  • анализ и оценка информации, содержащейся в сообщении о преступлении;
  • проверка сообщения о преступлении;
  • прием и регистрация сообщений о преступлениях;

Содержание стадии возбуждения уголовного дела: деятельность по рассмотрению сообщения о преступлении и принятие соответ­ствующего решения, обусловленного задачами стадии.

При необходимости, а по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в обязательном порядке, сотрудник оперативного подразделения и следователь совместно составляют согласованный план мероприятий, который утверждается руководителями следственного подразделения и оперативного подразделения. По согласованному решению руководителей следственного подразделения и оперативного подразделения к участию в запланированных мероприятиях в установленном порядке могут привлекаться сотрудники других подразделений органов внутренних дел, включая специальные подразделения (отряд милиции специального назначения, отряд милиции особого назначения), либо иных правоохранительных органов Российской Федерации. Показания обвиняемого фиксируются, кроме протокола, на видео- или аудиокассету.Предварительное расследование преступленийсамо по себе сложный вид деятельности, ибо как система решает задачи раскрытия и расследования преступлений, а также включает в себя подсистему в виде следственно-профилактической деятельности, являющейся в то же время частью общей криминалистической профилактики.

Вместе с тем следователь (дознаватель) сам как элемент системы расследования тесным образом взаимодействует в процессе расследования с подразделениями оперативно-розыскных и экспертно-криминалистических систем. В свою очередь соответствующий руководитель следственного подразделения, признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Указание Следственного комитета при МВД России №17/1-15453 от 23.08.2007 г.

также предписывает руководителям следственных органов при необходимости по запросу прокурора направлять ему для изучения материалы уголовного дела, подтверждающие законность и обоснованность принятого решения о его возбуждении. При отмене постановления о возбуждении уголовного дела в связи с неполнотой проведенной проверки прокурору необходимо указывать конкретные обстоятельства, которые не были выяснены в ходе проверки, что не позволило принять законное и обоснованное решение.При этом уголовные дела в отношении конкретного лица возбуждаются путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в мировой суд.У него на трусах были остатки спермы (вау, у кого их нет).

А сам тренер перешёл дорогу владельцу другой тренажерки и по совместительству отцу этой девочки.По факту, когда совершено преступление но нет подозреваемых, а что в случае когда ВУД в отношении неустановленных лиц? Если кто-то разбирается, расскажите, почему того мужика посадили? Я имею ввиду официальную версию.

Это же совсем кек (грустный).Редакция средства массовой информации обязана по запросу органов уголовного преследования передать им имеющиеся в ее распоряжении материалы о преступлении (ч. 4 ст. 21 УПК).При этом редакция имеет право не сообщать данные о лице, предоставившем информацию, если это лицо поставило условие неразглашения своего имени.

Рассмотрение сообщений о преступлениях составляет содержание стадии возбуждения дела и включает в себя прием, регистрацию, проверку первичной информации и принятие по ней решения (ч.

1 ст. 144 УПК).1 Части 1.1 и 1.2.

ст. 140 УПК, введены Федеральными законами от 6.12.2011 г.

№ 407-ФЗ, от 21.07.2014 г. № 218-ФЗ и призваны ограничить необоснованные проверки правоохранительными органами налогоплательщиков и финансовых организаций.3.Прокурор проверяет законность и обоснованность возбуждения уголовного дела. Он вправе истребовать материалы проверки (п.

1 ч. 2 ст. 37 УПК) и в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов отменить постановление о возбуждении уголовного дела. Прием и регистрация сообщений о преступлениях осуществляется в правоохранительных органах, чаще всего – в дежурной части отделения ОВД2. Должностные лица обязаны принять сообщение вне зависимости от вида преступления, места и времени его совершения, полноты информации.

Прием сообщения о преступлении сопровождается его соответствующей регистрацией (в книге учета сообщений о происшествиях в органах внутренних дел и аналогичных книгах в других органах предварительного расследования).Порядок регистрации устанавливается ведомственными инструкциями. Возбуждают по факту совершенного преступления (кражи к примеру), описывается фабула и указывается, что в отношении неустановленного лица.Имеется ли его кожа под ее ногтями, сломаны они или нет, характерные повреждения при изнасиловании – синяки и ссадины на внутренней стороне бедра, порванные трусы. Даже касание одежд его и ее установят по волокнам.На практике граждане, в отношении которых совершены преступления «по горячим следам» обращаются с заявлением не в суд, а в органы полиции.Также результаты ОРД позволяют заблаговременно запланировать следс — твенные действия, которые будут произведены незамедлительно после возбуж — дения уголовного дела, в том числе — предполагаемые цели, последовательность и порядок их производства.

На втором этапе руководитель органа, осуществляющего оперативно-ро — зыскную деятельность, изучив поступившую информацию, при обнаруженииНо наиболее часто и наиболее результативно результаты ОРД на первона — чальной стадии уголовного судопроизводства используются в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела. в ней сведений, позволяющих разрешать вопрос о возбуждении уголовного дела, составляет рапорт, в котором указывает, какие именно сведения были обнаружены [6].

К рапорту могут прилагаться иные конкретные результаты ОРД, если они не относятся к конфиденциальной информации, не подлежа — щей рассекречиванию. Сравнение содержания указанных положений позволяет сделать два про — межуточных вывода.Во-первых, использование результатов ОРД на стадии возбуждения уголовного дела является одним из наиболее перспективных его направлений, поскольку признаки преступления устанавливаются именно на данном этапе уголовного судопроизводства.

И, во-вторых, результаты ОРД в уголовном процессе используются именно в ходе доказывания, в том числе на стадии возбуждения уголовного дела.

  1. Образец возбуждение уголовного дела частного обвинения у мирового судьи
  2. Заявление о возбуждении уголовного дела подается по месту жительства
  3. При производстве экспертизы на предварительном следствии следователь обязан
  4. Суд выносит обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания
  5. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела для публичного обвинения

Информация о преступном деянии может получаться и из других источников.

Чаще всего это должностные лица, получившие сведения в процессе осуществления служебной деятельности.

Не редки случаи проявления такой информации в СМИ, где говорятся о произошедших событиях или готовящихся.

С развитием высоких технологий она проявляется в видеозаписях пользователей соцсетей или блогов. То есть, отсутствует прямой адресат, которым является орган правоохранения. Отображенные сведения должны ими все равно проверяться в полном объеме.При обнаружении признаков состава преступного деяния в указанных данных, лицо составляет рапорт.

Обратив внимание на ст.143 кодекса можно сделать категоричный вывод, что данный документ и будет учтен в качестве повода, на основании которого возбуждаются дела.