Фальсификация доказательств в гражданском процессе статья



Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности


1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев. 2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. 3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, — наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации — наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Комментарий к ст. 303 УК РФ Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем (ч. ч. 1, 3 ст. 303 УК РФ) Основным объектом преступления выступают нормальная деятельность суда, интересы правосудия.

В качестве дополнительного объекта могут быть интересы личности, интересы юридических лиц.

Общественная опасность преступления заключается в том, что фальсификация доказательств может привести к принятию несправедливого решения, в результате чего происходит дискредитация судебной власти, подрывается ее авторитет, необоснованно ущемляются права и законные интересы граждан, юридических лиц. Поскольку уголовный закон включает в себя специальные нормы об ответственности за фальсификацию доказательств, исходящих от людей (ст. 307

«Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод»

УК РФ), предметом преступления, предусмотренного ст.

303 УК РФ, являются лишь письменные и вещественные доказательства. В соответствии со ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 73 ГПК РФ). Аналогично решены вопросы о доказательствах и в АПК РФ (ст.

ст. 75, 76). С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется действием — фальсификацией доказательства по гражданскому делу и представлением их в суд.

Доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу, и если по каким-либо причинам, вопреки отсутствию хотя бы одного из этих признаков, фактические данные признаются доказательствами, то следует вести речь о фальсифицированных доказательствах.

Согласно ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ указано, что судьи арбитражных судов рассматривают ряд дел об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями.

Таким образом, к гражданским делам относится и деятельность арбитражных судов по рассмотрению административных дел, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ. Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными.

Применительно к рассматриваемому деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т.д.), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, т.е. искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (подлог документов, уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств и т.д. Для состава преступления, предусмотренного ч.

1 ст. 303 УК РФ, не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет.

Данное преступление считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Фальсификация доказательств является преступлением с формальным составом. Исключением является квалифицированный состав этого преступления, которым дифференцируется уголовная ответственность за данное деяние (выделяется более опасная его разновидность) в случае наступления тяжких последствий (ч.

Исключением является квалифицированный состав этого преступления, которым дифференцируется уголовная ответственность за данное деяние (выделяется более опасная его разновидность) в случае наступления тяжких последствий (ч.

3 ст. 303 УК РФ). Этот состав преступления относится к категории материальных составов.

Характер и виды тяжких последствий законодателем не раскрываются. Это понятие является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств дела.

К таким последствиям можно отнести, например, самоубийство или попытку самоубийства либо тяжелую болезнь проигравшего по гражданскому делу, его близких родственников. Тяжкими также могут считаться такие последствия, как разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч.

1 ст. 303 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он фальсифицирует доказательства по гражданскому делу, и желает совершить это деяние.

В случае квалифицированного состава фальсификации доказательств (ч.

3 ст. 303 УК РФ), включающего в качестве дифференцирующего уголовную ответственность признака наступление тяжких последствий этого преступления, виновный должен не только осознавать общественную опасность своих действий, но и предвидеть возможность или неизбежность наступления указанных тяжких последствий, а также желать их наступления или относиться к ним безразлично. В этом случае субъективная сторона может характеризоваться прямым или косвенным умыслом. Субъективная сторона ч. 3 ст.

303 УК РФ может характеризоваться и двойной формой вины. Субъект фальсифицирует доказательства умышленно, но отношение к причинению тяжких последствий — неосторожное.

Мотивы (может быть личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения) и цели не влияют на квалификацию деяния, поскольку не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков состава преступления, но они должны учитываться при индивидуализации наказания в рамках санкции, предусмотренной за инкриминируемое деяние.

Например, совершение преступления по мотиву сострадания признается обстоятельством, смягчающим наказание (п.

«д» ч. 1 ст. 61 УК РФ), и, напротив, из мести за правомерные действия других лиц — отягчающим обстоятельством (п.

«е» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Субъектом данного преступления может быть только лицо, участвующее в деле, или его представитель.

Состав лиц, участвующих в деле, определяется ст. 34 ГПК РФ и ст. 40 АПК РФ, а представителей — ст. 49 ГПК РФ и ст. 59 АПК РФ. К первым относятся истцы, ответчики, третьи лица, прокурор, органы государственного управления, заявители, заинтересованные граждане и иные лица, указанные в законодательстве.

Представителем является гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Фальсификация доказательств по уголовному делу (ч.

ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ) Объектом преступления являются интересы правосудия. Дополнительный объект — интересы личности. Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств по уголовному делу может привести к принятию органами расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств по уголовному делу может привести к принятию органами расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан. Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч.

2 ст. 50 провозглашает:

«При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»

. В условиях состязательного уголовного процесса вероятность представления в суд сфальсифицированных доказательств достаточно высока, крайне нежелательна и опасна.

Установление ответственности за преступления, предусмотренные ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ, направлено на борьбу со случаями представления в суд заинтересованными в исходе дела лицами недоброкачественной доказательной информации, на предупреждение фактов неправосудных судебных решений на основе сфальсифицированных доказательств. Предметом преступления являются доказательства.

Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу.

Именно фактические данные (т.е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта и специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. В то же время, говоря о доказательствах, следует иметь в виду, что закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

В рамках рассматриваемого состава преступления речь идет о фальсификации овеществленных или вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, иных документов и предметов.

Как уже отмечалось выше, если искажаются устные сообщения самим лицом, дающим показания, то в зависимости от конкретных обстоятельств это деяние должно квалифицироваться по ст. 307 либо ст. 306 УК РФ. Принудительное воздействие на лицо с тем, чтобы оно дало ложные показания, может образовывать состав преступления, предусмотренный ст.

302 либо ст. 309 УК РФ. Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ. Ими признаются любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные действия; 2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; 3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Протоколы следственных действий и судебного заседания как самостоятельный вид доказательств представляют собой процессуальные документы, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты, воспринимаемые непосредственно дознавателем, следователем, судьей только в условиях производства данных следственных или судебных действий.

Согласно ст. 83 УПК РФ протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ. В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ. К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания.

Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителей информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст.

86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.

К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости — медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего. Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств.

Так, по одному из дел адвокат обвиняемого подделал заявление потерпевшего, где исказил фактические обстоятельства дела, снял ксерокопию с данного заявления и представил ее органам следствия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42 отметила следующее: ксерокопия заявления, имеющаяся в деле, не может быть признана доказательством по делу.

Согласно ст. 84 УПК РФ к иным документам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. В соответствии со ст.

86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Из смысла ст. ст. 84 и 86 УПК РФ следует, что относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц, изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля или потерпевшего. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Как установлено судом, имеющаяся в деле ксерокопия заявления потерпевшего получена без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, необходимых для получения доказательств по делу, и поэтому не может быть признана доказательством по делу. Кроме того, следователь, приобщивший ксерокопию заявления к делу, не сверил с подлинником заявления и не удостоверил ее подлинность, что также лишало доказательственного значения копии заявления, если бы подлинник и являлся бы доказательством.

Таким образом, из приведенных данных вытекает, что имеющаяся в деле ксерокопия заявления, в фальсификации содержания которого был признан адвокат, не является доказательством по делу, а потому в его действиях нет состава преступления. Объективную сторону преступления, предусмотренного ч.

2 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником. Фальсификация доказательств по уголовному делу может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составления ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в протоколы или документы, их подделки, подчистки, пометки другим числом (материальный подлог), заключения экспертов, фабрикации ложных доказательств (например, подбрасывание наркотиков в квартиру или одежду обвиняемого, а также оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т.п. В литературе и на практике иногда предлагается расширительно толковать термин «фальсификация», относя к способам совершения этого преступления уничтожение или изъятие доказательств, отказ компетентного должностного лица в приобщении к делу имеющих значение данных .

——————————— См.: Лобанова Л.В.

Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград, 1999. С. 139. См. также: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год, где говорится, что по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего.

Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств // Бюллетень Верховного Суда РФ.

2007. N 9. В других случаях фальсификацией Верховный Суд РФ признает лишь сознательное искажение представляемых доказательств (Определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-о05-123). Однако фальсификация предполагает не устранение доказательств путем их уничтожения или изъятия из уголовного дела или непринятие данных, имеющих доказательственное значение, а оставление в деле, но в искаженном виде. Умышленное непринятие мер по процессуальному закреплению полученных фактических данных и неприобщение к делу существующих и имеющих доказательственное значение документов также не является фальсификацией, поскольку в этом случае доказательств еще просто нет в наличии.

Такие деяния следует относить к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Уничтожение или сокрытие доказательств иными лицами, не являющимися работниками суда или правоохранительных органов, в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицировано как укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что вопрос об уничтожении доказательств, непринятии мер по их закреплению требует законодательного решения.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела. Решая вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ч.

2 ст. 303 УК РФ, целесообразно обратить внимание и на положения ч.

2 ст. 14 УК РФ, говорящей о малозначительности деяния, поскольку в ряде случаев судами фальсификация доказательств признается малозначительным деянием. Так, например, по делу Д. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что собранные по делу доказательства, надлежаще исследованные в судебном заседании, изложенные и проанализированные судом в приговоре, подтверждают правильность вывода суда о том, что изготовление Д.

сфальсифицированного протокола не повлияло на результаты рассмотрения дела, не повлекло вынесение неправосудного приговора и не представляло угрозы принятия судом неправосудного решения и нарушения прав и свобод граждан.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершенного Д. деяния, что позволяет признать его малозначительным (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 50-о06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий, например следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.
N 50-о06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий, например следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.

В других же случаях аналогичное деяние признается преступным, поскольку, как указано в Определении Верховного Суда РФ от 21 февраля 2006 г. N 9-о06-2 по делу А., который фальсифицировал протокол выемки, умышленные действия А.

по искусственному созданию доказательств виновности И. повлекли существенное нарушение ее прав и законных интересов, установленных ст.

50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона; лишили ее в полной мере возможности реализовывать свои права на защиту, предусмотренные ст. ст. 7, 46, 47 УПК РФ; дискредитировали органы прокуратуры; привели к подрыву авторитета правоохранительных органов и доверия граждан к государству, обязанному в соответствии со ст.

ст. 2, 17, 18, 45 Конституции РФ обеспечить защиту указанных прав граждан.

В этой связи было признано, что своими действиями А. причинил существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства. По нашему мнению, с учетом всех обстоятельств дела признание фальсификации доказательств малозначительным деянием не исключается, хотя подобного рода деяния, даже не повлекшие последствий, указанных в Определении Верховного Суда РФ, представляют существенную общественную опасность.

Именно поэтому объективная сторона состава фальсификации доказательств сконструирована как формальная. Снижение же степени общественной опасности деяния может быть обусловлено именно конкретными обстоятельствами его совершения. С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч.

2 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла.

Виновный осознает, что тем или иным способом искажает доказательства, и желает эти доказательства использовать. Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, в том числе месть, зависть, ложно понятые интересы службы, месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью, уверенность в виновности лица, желание помочь близким и т.п.). На квалификацию преступления они не влияют.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе (субъект преступления — специальный) — прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, и защитник.

Защитник может фальсифицировать документы и вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству или уже имеющиеся в деле. Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены в ч.

3 ст. 303 УК РФ: а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, понятие которых дается в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ; б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия. Состав преступления, предусмотренный ч.

3 ст. 303 УК, по законодательной конструкции объективной стороны формально-материальный. Формальный — в части фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, материальный — в части наступления тяжких последствий в результате фальсификации доказательств по уголовному делу. С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч.

3 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла при фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, или прямым, косвенным умыслом, двумя формами вины — при фальсификации доказательств, повлекшей тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями в теории и практике понимается осуждение невиновного лица, осуждение хотя бы и виновного, но к существенно более строгому наказанию, чем это было бы при оценке подлинных доказательств, самоубийство незаконно осужденного, его близких, разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п.

Все указанные последствия могут быть учтены при квалификации деяния по ч. 3 ст. 303 УК РФ только в том случае, если они находятся в причинной связи с рассматриваемым преступлением и не вызваны другими причинами. Фальсификацию доказательств (ст.

303 УК РФ) следует отличать от служебного подлога (ст. 292 УК РФ). В данном случае речь идет о конкуренции уголовно-правовых норм. При этом специальной следует считать норму о фальсификации доказательств, поскольку она устанавливает уголовную ответственность только за искажение фактических данных, используемых при осуществлении правосудия.

Норма же о служебном подлоге является общей, так как охватывает все случаи фальсификации официальных документов. Таким образом, служебный подлог наносит ущерб не правосудию, а иным видам государственной деятельности, а также деятельности органов местного самоуправления.

Кроме того, фальсификация доказательств может быть совершена только теми субъектами, которые прямо указаны в ст. 303 УК РФ. Также следует отграничивать фальсификацию доказательств от искусственного создания доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 304 «Провокация взятки либо коммерческого подкупа» УК РФ.

Признаки этого преступления рассмотрены ниже. Судебная практика по статье 303 УК РФ Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 05.12.2018 N 207П18 5 июля 2012 года Говорову А.В. предъявлено обвинение по п. «а» ч. 3 ст. 286, п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, п. п. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ), п.
158, п. п. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ), п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 286, ч. 3 ст.

303, ч. 2 ст. 307, ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года N 97-ФЗ), п.

п. «а», «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года N 87-ФЗ), п. п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286, ч.

3 ст. 303, п. п. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года N 87-ФЗ), п.

«в» ч. 3 ст. 286, ч. 3 ст. 303, п. «а» ч. 3 ст. 286, п. п. «а», «г» ч. 2 ст. 161, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), п.

п. «а», «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года N 87-ФЗ), п.

«в» ч. 3 ст. 286, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. п. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года N 87-ФЗ), ч.

3 ст. 175 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ). Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2019 N 571-О Употребленные в части первой статьи 285 и части третьей статьи 303 УК Российской Федерации понятия «существенное нарушение прав и законных интересов» и «тяжкие последствия», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этих законодательных терминов в правоприменительной практике. Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года N 55 «О судебном приговоре», признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (например, тяжкие последствия, существенный вред, наличие корыстной или иной личной заинтересованности), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака (пункт 19).

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года N 19

«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»

, судам надлежит выяснять и указывать в приговоре, наряду с другими обстоятельствами дела, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий (пункт 18).

Определение Конституционного Суда РФ от 25.04.2019 N 1190-О 1. Гражданин В.В. Абинякин просит признать не соответствующими статьям 46 и 50 Конституции Российской Федерации части вторую и третью статьи 303 УК Российской Федерации, часть первую статьи 42 и часть четвертую статьи 213 УПК Российской Федерации, как не предусматривающие, с его точки зрения, признание потерпевшим по делу о фальсификации доказательств по уголовному делу заявителя об этом преступлении, обязанность следователя при возбуждении уголовного дела принять меры для установления потерпевшего, а также направление постановления о прекращении уголовного дела заявителю, тем самым лишая его права обжаловать данное постановление. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26.09.2019 N 36-УДП19-6 Однако из вступившего в законную силу приговора Промышленного районного суда г.

Смоленска от 26 марта 2018 года в отношении Гузнова Д.А., которым он признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 286, п. «в» ч. 3 ст. 286 и ч.

4 ст. 303 УК РФ за превышение должностных полномочий и фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности, следует, что Гузнов с целью уголовного преследования Игнатова сфальсифицировал материалы проверочных закупок, якобы проведенных им 14 августа 2012 года и 18 декабря 2012 года. На химическое исследование под видом добровольно выданного закупщиком направил приисканное для этого случая и хранимое им психотропное вещество — смесь, содержащую амфетамин, что повлекло за собой постановление незаконного, необоснованного и несправедливого приговора в отношении Игнатова.

Определение Конституционного Суда РФ от 27.09.2019 N 2313-О 1. Приговором суда, частично измененным определением суда апелляционной инстанции, гражданин В.И.

Соснин осужден за совершение преступлений, предусмотренных частью второй статьи 228 (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года N 87-ФЗ, действовавшей на момент совершения преступления в 2012 году) и частью третьей статьи 303 УК Российской Федерации. В передаче кассационных жалоб, поданных в его защиту на указанные судебные решения, для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано, при этом отмечено, что основания для переквалификации содеянного на часть первую статьи 228 УК Российской Федерации отсутствовали, поскольку Федеральный закон от 1 марта 2012 года N 18-ФЗ, внесший изменения в данную статью, не смягчает наказание и не улучшает иным образом положение осужденного. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.11.2019 N 46-УД19-37 осужден по приговору Советского районного суда г.

Самары от 14 декабря 2016 года по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (в редакции Федерального закона от 30 марта 2015 года N 67-ФЗ) к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 1 год; по ч.

3 ст. 30, п. п. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 30 марта 2015 года N 67-ФЗ) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 2 года; по ч. 4 ст. 303 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 03.10.2018 N 123П18 Нестеренко Н.Д. освобожден от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 303 УК РФ, в виде штрафа в размере 250 000 рублей в связи с истечением срока давности обвинительного приговора.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 11 августа 2017 года приговор изменен: из его резолютивной части исключено указание о применении п. «а» ч. 1 ст. 83 УК РФ; постановлено применить к Нестеренко Н.Д. при назначении наказания по ч.

1 ст. 303 УК РФ положения п. «а» ч.

1 ст. 78 УК РФ и освободить его от наказания по ч. 1 ст. 303 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

В остальном приговор оставлен без изменения.

Определение Конституционного Суда РФ от 06.06.2019 N 1507-О 1. Гражданин О.В. Крупочкин, являющийся адвокатом, оказывал юридическую помощь гражданину В.В. Зубкову по гражданскому и уголовному делам.

При этом по данному уголовному делу В.В. Зубков был привлечен в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 30 и частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации (два эпизода покушения на мошенничество), а также частью первой статьи 303 УК Российской Федерации (фальсификация доказательств по гражданскому делу). Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 28-О КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 303 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д.

Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г.

Ярославцева, Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1531-О ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 303 И 307 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М.

Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, Определение Конституционного Суда РФ от 28.09.2017 N 2048-О 1.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И. Генин указывает на нарушение своих конституционных прав положениями статей 6, 20, 36, 37, 40, 43, 53, 58, 71, 74, 78, 79, 80, 81, 83, 87, 95, 96, 97, 100 и 106 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 года N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», статей 21, 22 и 43 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», статей 6.1 и 11, глав 2, 3, 14, 20, 21, 24, 25, 39, 41, 41.1 и 42 ГПК Российской Федерации, глав 2, 3, 4, 13, 14, 19, 21, 23, 24, 34, 35, 36 и 37 АПК Российской Федерации, статей 1, 5, 7, 119 — 125, 447 и 448 УПК Российской Федерации, статьи 303 УК Российской Федерации, статей 15, 67 и 68 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», статьи 1 Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», статей 6.1, 6.2, 8 и 20.1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», статей 3, 4, 7, 8, 8.1, 9, 11, 12, 200 и 205 ГК Российской Федерации, статьи 12 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации», а также Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 2223-О и правоприменительной практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Популярные законы

  1. Федеральный закон от 05.05.2014 N 91-ФЗ (ред. от 23.06.2016) «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя»
  2. Федеральный закон от 08.01.1997 N 2-ФЗ (ред. от 10.01.2002) «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»
  3. Федеральный закон от 24.06.1999 N 120-ФЗ (ред.

    от 27.06.2018) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»

  4. Закон РФ от 21.07.1993 N 5473-1 (ред. от 05.04.2021) «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»
  5. Федеральный закон от 08.01.1998 N 3-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «О наркотических средствах и психотропных веществах»
  6. Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ (ред.

    от 05.04.2021) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

  7. Федеральный закон от 28.12.2010 N 403-ФЗ (ред. от 27.10.2020) «О Следственном комитете Российской Федерации»
  8. Федеральный закон от 30.12.2012 N 283-ФЗ (ред.

    от 31.07.2020) «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

  9. Федеральный закон от 10.06.2008 N 76-ФЗ (ред.

    от 27.12.2018) «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»

  10. Федеральный закон от 13.06.1996 N 64-ФЗ (ред.

    от 13.07.2015) «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации»

  11. Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 03.08.2018) «О прокуратуре Российской Федерации»
  12. Федеральный закон от 20.08.2004 N 119-ФЗ (ред. от 07.02.2017) «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»
  13. Закон РФ от 09.10.1992 N 3618-1 (ред.

    от 13.06.1996) «О защите конституционных органов власти в Российской Федерации»

Законодательство

  1. Постановление Правительства РФ от 06.04.2018 N 420 (ред. от 14.04.2021) «О федеральной целевой программе «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018 — 2026 годы)»
  2. Распоряжение Президента РФ от 30.07.2018 N 205-рп (ред.

    от 12.04.2021) «О некоторых вопросах межведомственной рабочей группы по противодействию незаконным финансовым операциям»

  3. Приказ МВД России от 15.04.2021 N 24 «О внесении изменений в приказ Следственного департамента МВД России от 8 ноября 2011 г. N 58»
  4. Распоряжение Президента РФ от 12.04.2021 N 88-рп «О внесении изменений в состав межведомственной рабочей группы по противодействию незаконным финансовым операциям, утвержденный распоряжением Президента Российской Федерации от 30 июля 2018 г.

    N 205-рп»

  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 13.04.2021 N 13-П «По делу о проверке конституционности статьи 22, пункта 2 части первой статьи 24, части второй статьи 27, части третьей статьи 246, части третьей статьи 249, пункта 2 статьи 254, статьи 256 и части четвертой статьи 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.И. Тихомоловой»
  6. Приказ МВД России от 08.11.2011 N 58 (ред.