Если сделка совершена со злоупотреблением то требования включаются за реестр



Статья 61.1. Оспаривание сделок должника

Подготовлены редакции документа с изменениями, не вступившими в силу Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 61.1- Арбитражный управляющий оспаривает сделки должника как влекущие оказание предпочтения одному из кредиторов- Арбитражный управляющий (конкурсный кредитор) оспаривает сделки должника как совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов- Арбитражный управляющий (конкурсный кредитор) оспаривает сделки должника как совершенные при неравноценном встречном исполнении- Заявитель оспаривает сделки должника — гражданина (ИП) как совершенные со злоупотреблением правом- Заявитель оспаривает сделки должника — гражданина (ИП) как совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторовСм. все ситуации, связанные со ст.

61.1 1. Сделки, совершенные должником или лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.2.

Для целей настоящего Федерального закона сделка, совершаемая под условием, считается совершенной в момент наступления соответствующего условия.3. Правила настоящей главы могут применяться к оспариванию , направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Таможенного союза и (или) законодательством Российской Федерации о таможенном деле, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, в том числе к оспариванию соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации и к оспариванию самих таких выплат.

К действиям, совершенным во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти, применяются правила, предусмотренные настоящей главой.(в ред.

Федеральных законов от 06.12.2011 , от 22.12.2014 )(см. текст в предыдущей редакции)4.

Сведения о подаче в арбитражный суд заявления о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в настоящем Федеральном законе, о вынесении судебного акта по результатам рассмотрения заявления и судебных актов о его пересмотре подлежат включению арбитражным управляющим в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в порядке, установленном настоящего Федерального закона, не позднее трех рабочих дней с даты, когда арбитражному управляющему стало известно о подаче заявления или вынесении судебного акта, а при подаче заявления арбитражным управляющим — не позднее следующего рабочего дня после дня подачи заявления.(п. 4 введен Федеральным от 29.06.2015 N 154-ФЗ) Открыть полный текст документа

Банкротство должника – страдания кредитора

Банкротство компании чревато финансовыми убытками не только для самой компании-должника, но и для его контрагентов-кредиторов. В каких случаях конкурсный управляющий может признать сделку должника недействительной и вернуть имущество контрагента в конкурсную массу?

Как максимально защитить сделку, чтобы в случае банкротства компании ее не признали недействительной? Экономическая нестабильность, отсутствие спроса и неплатежеспособность покупателей, могут привести к финансовому фиаско компании. При этом страдает не только сама компания-должник, но и ее кредиторы.

Сделки с потенциальными и фактическими банкротами не сулят ничего хорошего для компании кредитора. Например, компания приобрела недвижимость, оплатила сделку, а через некоторое время продавец имущества оказался банкротом.

В результате компания вернула имущество, но не свои затраченные деньги (). Какие последствия влекут сделки с должниками — банкротами для контрагента-кредитора?

Почему можно оспорить сделку, заключенную до подачи заявления о банкротстве компании?Важно! Сам механизм оспаривания банкротных сделок должника направлен на то, чтобы максимально пополнить конкурсную массу, которой и так недостаточно для удовлетворения требований всех кредиторов.

Проанализируем, какие критерии для признания недействительности сделок, совершаемых в преддверии банкротства, применяют суды и как развивается судебная практика в данном направлении. Выделяют два вида банкротных сделок, которые оспариваются в суде — подозрительные сделки и сделки с предпочтением.

Подозрительными сделками являются сделки, которые имеют неравноценное встречное исполнение или привели к причинению имущественного вреда правам кредиторов (ст.61.2 Закона № 127-ФЗ).Важно! Так, если неравноценная сделка (т.е. цена которой заметно отличается от цен купли-продажи в аналогичных обстоятельствах) была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после, то она может быть признана недействительной.

цена которой заметно отличается от цен купли-продажи в аналогичных обстоятельствах) была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после, то она может быть признана недействительной.

В том случае, если сделка будет признана недействительной по основаниям, предусмотренным ч.1 Закона № 127-ФЗ, то все что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с гл.III.1 Закона о банкротстве, подлежит возврату в конкурсную массу. А в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Применяя последствия недействительности сделки, суды преследуют цель приведения сторон данной сделки в первоначальное положение, которое существовало до ее совершения. По общему правилу последствиями недействительной сделки является двусторонняя реституция (приведение сторон в первоначальное положение), и только в случае невозможности возврата полученного по сделке в натуре — взыскание его действительной стоимости.

Таким образом, ни положениями гражданского законодательства, ни положениями законодательства о банкротстве не предусмотрена возможность выбора заявителем правовых последствий недействительности сделки по своему усмотрению. Что это означает для контрагента — стороны сделки с должником-банкротом? Например, если контрагент приобрел имущество у компании-банкрота по цене ниже рыночной, а впоследствии судом сделка была признана недействительной, то контрагент должен возвратить имущество, а в случае его продажи выплатить его рыночную стоимость ( (1) и № 303-ЭС15-11427 (2)).ПРИМЕР № 1 Между должником (продавец) и ООО «Сибирская геолого-разведочная партия» (покупатель) заключен договор купли-продажи, по условиям которого должник обязался передать в собственность покупателю спецтехнику на общую сумму более 19 млн рублей.

Конкурсный управляющий должника-банкрота обратился в суд с требованием признать сделку, совершенную с заинтересованным лицом при неравноценном встречном исполнении, в результате выбыло имущество должника, подлежащее включению в конкурсную массу, чем причинен имущественный вред правам кредиторов.

В качестве последствий недействительности сделки суд взыскал с ответчика (покупателя) стоимость переданного по сделке имущества, обязав ответчика возвратить в конкурсную массу спецтехнику. В рассматриваемом случае, суд, установив, что спецтехника (одна единица техники — погрузчик, который сгорел) находятся во владении ответчика (покупателя) и пришел к выводу о применении последствий недействительности сделки в виде возврата данного имущества в конкурсную массу (двусторонней реституции), а в отношении погрузчика, который выбыл из обладания ответчика, в виде взыскания его стоимости, установленной сторонами по договору (). Следует отметить, что конкретной величины отклонений стоимости имущества от рыночной цены, Закон № 127-ФЗ не содержит.

По сложившейся судебной практике допустимый лимит отклонений от рыночной цены находится в диапазоне 20 — 40%.

Покупатель рискует, приобретая имущество у будущего банкрота по заниженной стоимости.

Так, покупатель, приобретая имущество с большим дисконтом, впоследствии может оказаться ответчиком в банкротном деле. И если заключенный договор с должником-банкротом суд признает недействительным, то имущество придется вернуть в конкурсную массу.При этом деньги, уплаченные по договору купли-продажи, сразу вернуть покупателю не удастся, а только на основании включения в реестр кредиторов и по завершению конкурсного производства.
И если заключенный договор с должником-банкротом суд признает недействительным, то имущество придется вернуть в конкурсную массу.При этом деньги, уплаченные по договору купли-продажи, сразу вернуть покупателю не удастся, а только на основании включения в реестр кредиторов и по завершению конкурсного производства.

И даже в этом случае маловероятно вернуть задолженность в полном объеме. Причем сделки с неравноценным встречным исполнением оспариваются по этому основанию, если заключены после принятия судом заявления о банкротстве либо в течение одного года до этого.

В суде конкурсный управляющий должен доказать неравноценность встречного представления, в частности, что цена или иные условия сделки существенно отличаются в худшую сторону для должника от аналогичных сделок.ПРИМЕР № 2 Решением суда общество «ЧелАвто» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать недействительным договор купли-продажи транспортного средства, заключенный с Кореевым, и о применении последствия недействительности сделки в виде возврата транспортного средства в конкурсную массу должника.

Между обществом «ЧелАвто» и Кореевым заключен договор купли-продажи транспортного средства, в соответствии с которым продавец обязался передать в собственность, а покупатель принять и оплатить транспортное средство Hyundai Porter, 2007 года выпуска. Согласно п.3 указанного договора стоимость автомобиля составила 15 000 рублей.
Согласно п.3 указанного договора стоимость автомобиля составила 15 000 рублей.

Конкурсный управляющий полагая, что указанная сделка совершена должником и ответчиком при неравноценном встречном исполнении, поскольку рыночная стоимость транспортного средства на момент продажи была значительно выше стоимости, определенной сторонами в договоре, обратился с рассматриваемым заявлением в арбитражный суд, ссылаясь на положения ст.

61.1, 61.2, 61.8 Закона № 127-ФЗ. Суд установил, что оспариваемая сделка совершена в течение одного года до возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) общества «ЧелАвто» и, сопоставив цену договора с реальной стоимостью транспортного средства на основании представленных конкурсным управляющим доказательств, пришел к выводу о том, что указанный договор отвечает признакам недействительной сделки, предусмотренным п.1 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ. В порядке применения последствий недействительности сделки суд обязал Кореева возвратить в конкурсную массу транспортное средство Hyundai Porter H100.

Судом установлено, что автомобиль был снят с учета в связи с продажей другому лицу на основании договора купли-продажи автомобиля. Таким образом, на момент вынесения обжалуемого определения ответчик (Кореев) не являлся собственником спорного транспортного средства. Согласно п. 1 ст. 61.6 Закона № 127-ФЗ в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.

Согласно п. 1 ст. 61.6 Закона № 127-ФЗ в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.

Но, учитывая, что транспортное средство выбыло из фактического владения ответчика (Кореева), суд обоснованно применил последствия недействительности сделки в виде взыскания с Кореева стоимости транспортного средства. Однако суд взыскал с ответчика не 15 000 рублей, а рыночную стоимость автомобиля Hyundai Porter H100 — 200 000 рублей.

Стоимость транспортного средства, указанная в договоре купли-продажи не соответствует реальной цене имущества даже с учетом физического износа самого автомобиля за истекшие два года.

Таким образом, суд применил последствия недействительности сделки, взыскав с ответчика денежные средства в размере 200 000 руб.

и восстановил задолженность общества «ЧелАвто» перед Кореевым А.Н.

в сумме 15 000 рублей (). На практике нередки ситуации, когда покупатель имущества банкрота продал его другому приобретателю и ликвидировался.

Раз первый покупатель был ликвидирован, что исключает возможность предъявления иска об оспаривании сделок, то каким образом имущество может быть возвращено в состав конкурсной массы продавца? Ликвидация первого покупателя имущества должника, исключает возможность ее оспаривания на основании п.5 ч.1 ст.150 АПК РФ.Важно!

Вместе с тем, факт ликвидации одного из участников состоящей из нескольких эпизодов сделки при сохранении существования других ее сторон не препятствует процессуальной возможности предъявления требований о недействительности сделки к этим сторонам (п.16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 г. № 63

«О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Закона № 127-ФЗ»

).

О взаимосвязанности двух сделок могут свидетельствовать такие обстоятельства, как короткий временной промежуток, в течение которого они были совершены, регистрация конечного приобретателя накануне совершения сделки, ликвидация первого покупателя сразу же после совершения второй сделки купли-продажи.

Первый и второй покупатели могут контролироваться одними и теми же лицами, быть связаны с прежними владельцами или руководством должника, иметь с ними общие экономические интересы и др. Имущество находится у конечного приобретателя, который не ликвидирован и может выступать ответчиком в суде, а прекращение производства в такой ситуации может привести к лишению конкурсного кредитора права на судебную защиту.

Как свидетельствует судебная практика, суд удовлетворяет требования, если стороны сделок действовали со злоупотреблением правом при заключении договоров как единой сделки, представляющей собой схему вывода единственного ликвидного актива должника, то есть конечный приобретатель имущества не соответствует критериям добросовестности (Постановления , ). Выплата одному кредитору не должна уменьшать конкурсную массу и ущемлять требования других кредиторов.

По данному основанию можно признать недействительными сделки, заключенные в период от полугода до одного месяца до принятия судом заявления о банкротстве и после, если в результате их совершения одному из кредиторов будет оказано предпочтение перед другими в отношении удовлетворения их требований (ст.61.3 Закона № 127-ФЗ).

Если подозрительные сделки, как правило, влекут полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника (), то сделки с предпочтением обычно влияют на распределение конкурсной массы и влекут нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, а также нарушают принцип пропорциональности удовлетворения требований. Например, по спору о признании недействительными сделок по перечислению должником в пользу контрагента-кредитора денежных средств в общем размере 282 млн рублей, суд применил последствия недействительности сделок.

Данные сделки совершены в пределах шести месяцев, предшествующих возбуждению дела о банкротстве, при наличии иных кредиторов, требования которых относятся к той же очереди, что и погашенные требования фирмы, то есть сделки совершены при наличии предпочтения. Суд отметил, что ответчик должен был знать о существовании иных кредиторов, поскольку являлся заинтересованным лицом по отношению к должнику.

При таких условиях суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего (Определение ВС РФ от 14.06.2019 г.

№ 305-ЭС17-5079(2)). По данным сделкам контрагента нельзя признать добросовестным. Но, есть ситуации, когда контрагент действовал добросовестно и не предполагал, что сторона сделки окажется банкротом.

Остальные сделки, приведенные в абз.4, 5 п.1 ст.61.3 Закона № 127-ФЗ и совершенные с предпочтением, можно оспорить, если они совершены после принятия судом заявления или в течение одного месяца до этого. Устанавливать недобросовестность контрагента должника в данном случае не нужно (п.11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 г. № 63).Важно! То есть в данной ситуации (в отличие, например, от подозрительных сделок), под оспаривание сделки, может попасть вполне добросовестный контрагент, если совершил сделку после принятия судом заявления о банкротстве или в течение одного месяца до этого.

Например, контрагент совершил сделку с потенциальным банкротом за месяц до принятия заявления о банкротстве должника, поскольку не обладал никакой информацией о предстоящем банкротстве.

К сожалению, добросовестность контрагента не спасет его от последствий признания сделки недействительной. Единственным утешением является возможность включить свои требования в реестр кредиторов, которые, возможно, исполнятся частично. Перед тем, как заключить сделку, необходимо провести оценку потенциального контрагента на предмет его потенциального и фактического банкротства.
Перед тем, как заключить сделку, необходимо провести оценку потенциального контрагента на предмет его потенциального и фактического банкротства. Прежде всего, проверить контрагента на процедуру банкротства можно в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Правда, может возникнуть ситуация, когда процедура банкротства уже введена, но информации в реестре еще нет (например, из-за не направленных сведений арбитражным управляющим). Если же в отношении потенциального контрагента введена процедура банкротства — это уже означает, что директор не вправе заключать любые сделки.

Кроме того, что в процедуре наблюдения (первой процедуре банкротства) конкурсный управляющий может отстранить директора от исполнения обязанностей, если тот нарушает требования Закона № 127-ФЗ (п.1 ст.64, ст.

69 Закона № 127-ФЗ). Необходимо обратить внимание на то, что совершение ряда сделок компанией-банкротом в процедуре наблюдения возможно только с письменного согласия арбитражного управляющего (п.

2 ст. 64 Закона № 127-ФЗ). Например, приобретение имущества, балансовая стоимость которого превышает 5% балансовой стоимости активов банкрота на дату введения процедуры наблюдения.

Для того чтобы рассчитать балансовую стоимость активов (т.е. валюты баланса) необходимо запросить баланс потенциального контрагента.

С помощью сервисов картотеки арбитражных дел (например, kad.arbitr.ru) можно получить информацию о судебных делах с участием будущего контрагента. С помощью этого же сервиса можно узнать, подавали ли в отношении контрагента заявления о признании банкротом.

Само наличие (даже если их суд не удовлетворял) таких фактов свидетельствует о необязательности клиента по платежам.

Узнать, включен ли контрагент в реестр недобросовестных поставщиков, можно с помощью сервиса ФАС (http://zakupki.gov.ru/). В том случае, если потенциальный контрагент есть в этом реестре, то следует учитывать риск, что он не исполнит обязательства. Проверить реальность и деловую репутацию контрагента можно по банку данных исполнительных производств ФССП России (http://fssprus.ru/iss/ip).

Наличие исполнительного производства увеличивает риск неисполнения им обязательств по договору. Кроме того, определенное представление о реальности и деловой репутации контрагента может дать информация из сети Интернет:

  1. официальный сайт контрагента.
  2. из СМИ о хозяйственной деятельности потенциального контрагента;

Многие компании в своей работе используют информационные системы данных по юридическим лицам.

Например, «Мое дело», «СПАРК», «Контур.

Фокус» и др. Эти системы удобны тем, что там собрана информация о всех существующих компаниях, о всех изменениях в жизни компаний: реорганизация, судебные дела, публикации и плановые проверки приходят уведомления. Кроме того, в системах уже проведен финансовый анализ по важнейшим показателям в сопоставлении с предыдущими периодами. Если потенциальный контрагент обладает имуществом, а кредиторская задолженность не существенна, то велика вероятность, что контрагент исполнит свои обязательства.

Для того чтобы исключить риска неплатежей, необходимо предусматривать в договоре предоплату товаров (работ, услуг).

И в случае оспаривания действительности сделки такой порядок расчетов трактуется как надлежащее и обычное поведение покупателя (). Риски покупателя увеличиваются при следующих формах оплаты:

  1. отсрочка оплаты стоимости товаров (работ, услуг) более чем на 6 месяцев (Определение ВС РФ от 27.06.2018 г. № 308-ЭС15-15253(2));
  2. вексельная форма оплаты (кроме векселей кредитных организаций), а также от оплата в пользу третьего лица ().

В первую очередь, если компания узнала о том, что ее контрагент-должник банкрот, необходимо попасть в реестр кредиторов.

Важно своевременно подать требования к банкроту-должнику, чтобы компанию-кредитора успели внести в реестр.

Реестр открывают в день публикации данных о признании компании банкротом, и закрывают через 60 дней. Если же подать свои требования к компании-должнику в течение 1 месяца со дня публикации о банкротстве, то компания-кредитор может участвовать в первом собрании кредиторов. Если же требований компании хватает на то, чтобы стать основным кредитором, то компания сможет активно участвовать в выборе арбитражного управляющего, в процедуре согласования порядок реализации имущества.

Для кредитора это очень важно, поскольку арбитражный управляющий может намеренно затягивать сроки процедуры банкротства и не осуществлять меры по взысканию дебиторской задолженности, по привлечению к субсидиарной ответственности руководителей компании-банкрота.

То есть очень важно своевременно получать данные о статусе компании-должника.

: Теги: Пост написан компанией Это авторский материал.

Мнение редакции «Клерка» может не совпадать с тем, что в нем написано. Создайте свой блог, выскажитесь и станьте суперзвездой «Клерка» ГК «РосКо — Консалтинг и аудит» образована в 2004 году. Являемся членом Московской ТПП, Палаты Налоговых консультантов, СРО «Российский союз аудиторов» и НП «Партнерство РОО».

  1. 98
  2. 160 161 охват за месяц Пользователи, заинтересованныев материалах компании 1 155 868 за все время
  3. 111 оценили материалы

Составлен на основе интереса пользователей «Клерка» 3 место Все компании

Злоупотребление правом как основание для признания сделок банкрота недействительными

Адвокат АП г. Москвы 08 Апреля 2021 Злоупотребление правом – сложная и комплексная категория российского гражданского права.

Достаточно сказать, что за 10 лет (с 2008 г.) институт злоупотребления правом (ст.

10 Гражданского кодекса РФ) прошел путь от полного забвения до использования чуть ли не в каждом втором гражданско-правовом споре, а в обособленных спорах в рамках дел о банкротстве – и того чаще. Вызвано это проблемой, которую не в полной мере разрешило введение в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федеральным законом от 28 апреля 2009 г.

№73-ФЗ, – совершенный умышленно вывод активов должника задолго до того, как должник пришел в состояние объективного банкротства. Основой для применения совокупности норм ст.

10 и 168 ГК РФ в целях оспаривания ничтожных и обходящих требования закона сделок в делах о банкротстве стали следующие правовые позиции.

  1. Для квалификации сделок как ничтожных недостаточно констатации факта недобросовестных действий одной стороны в сделке, необходимо установить наличие либо сговора между сторонами по сделке, либо осведомленности одной стороны сделки о подобных действиях другой (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. № 15822/13 по делу № А45-18654/2012).
  2. Наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”», далее – Постановление № 63).
  3. Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом. Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие его действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому норма ст. 10 ГК РФ может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика (Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации – Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2008 г. № 127).
  4. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности нацеленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”», далее – Постановление № 32).

Как уже было отмечено, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст.

Рекомендуем прочесть:  Куда жаловаться на произвол судей

10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления № 63, п. 10 Постановления № 32). В упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июня 2014 г.

№ 10044/11 по делу № А32-26991/2009, Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г.

№ 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014). В предмет доказывания по делам о признании сделки недействительной по причине злоупотребления правом одной из сторон при ее совершении входят следующие обстоятельства, имеющие юридическое значение для правильного разрешения спора и подлежащие установлению: (Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 1 декабря 2015 г. № 4-КГ15-54, от 29 марта 2016 г.

№ 83-КГ16-2):

  1. наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц;
  2. наличие или отсутствие действий сторон сделки, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий;
  3. наличие или отсутствие у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.
  4. наличие или отсутствие цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;

Отсутствие хотя бы одного из обстоятельств исключает возможность удовлетворения иска по основаниям, предусмотренным ст.

10 и 168 ГК РФ. Доказывает эти факты истец.

В судебной практике отмечается, что под злоупотреблением правом следует понимать умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда (например, Обзор судебной практики Двадцатого арбитражного апелляционного суда по применению главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», утвержденный постановлением Президиума Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2011 г.).

Для признания сделки недействительной на основании ст. 10, 168 ГК РФ необходимо установить признаки злоупотребления правом со стороны не только должника, но и его контрагента.

О злоупотреблении правом контрагента при заключении договора с должником может свидетельствовать, например, совершение контрагентом этой сделки не в соответствии с ее обычным предназначением (например, при заключении договора купли-продажи недвижимости, по которому недвижимое имущество отчуждается от должника в пользу контрагента-покупателя; владение, пользование и распоряжение объектом, извлечение из него дохода – например, путем сдачи в аренду), а в других целях, таких как:

  1. реализация договоренностей между должником и контрагентом, направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы должника или залогодателя, при наличии у последних неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.
  2. получение контрагентом безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  3. участие контрагента в операциях по неправомерному выводу активов должника;

Указанная позиция отражена также в уже упомянутых Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014.

В недавнем Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14 февраля 2021 г. № 305-ЭС18-18538 по делу № А40-191951/2017 разъяснены отдельные характеристики сделок со злоупотреблением правом и их соотношение с интересами гражданского оборота и применением института банкротства в российском праве.

В частности, ВС РФ указал: «Такой подход (квалификация в качестве ничтожных сделок со злоупотреблением правом в спорах о банкротстве.

– прим. мое. – В.Г.) позволяет противодействовать злоупотреблениям со стороны заказчика и исполнителя услуг, использующих договорную конструкцию возмездного оказания услуг и право на свободное согласование цены договора в целях искусственного формирования задолженности, в том числе и для создания фигуры фиктивного доминирующего кредитора, контролирующего банкротство в своих интересах в ущерб независимым кредиторам. Эта цель не совместима с задачами института банкротства, противоправна и не подлежит судебной защите.

Ввиду того что противоправная цель скрывается сторонами сделки, ее наличие устанавливается судом по совокупности косвенных признаков.

Сам же факт установления неоправданно высокой цены услуг, что явно не характерно для обычных правоотношений, наряду с прочими обстоятельствами может указывать на злоупотребление правом.

Так, в частности, при рассмотрении данного дела апелляционный суд установил, что договор заключен в преддверии банкротства заказчика, а акт об оказании услуг подписан после возбуждения дела о его несостоятельности». Однако для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст.

10 ГК РФ, суду необходимо установить, что такая сделка совершена с намерением причинить вред другому лицу либо допущено злоупотребление правом в иных формах (наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.

Оно может выражаться (в отношении материальных благ) в утрате части имущественной сферы, упущенного дохода или необходимости нести в будущем новые расходы – п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ). Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом.

Для квалификации сделки как совершенной с нарушениями ст. 10 ГК РФ управляющий вправе приводить доводы о наличии либо сговора между сторонами договора, либо осведомленности одной стороны договора о подобных действиях другой стороны, а также о направленности сделки на уменьшение конкурсной массы (противоправная цель) путем доказывания совершения должником и его контрагентом конкретных действий по отчуждению имущества по этой сделке по заведомо заниженной цене третьим лицам, а контрагент – отрицать это со ссылкой на обычность сделки, реальную эквивалентность (равноценность) предоставлений по сделке, отсутствие негативных правовых последствий (вреда) по результатам сделки для должника и иных лиц, отсутствие ухудшения либо улучшение экономических показателей деятельности должника, соответствие каузы (правовой цели) сделки избранной форме сделки и соответствие деловой цели сделки обычаям и обыкновениям, сложившимся в предпринимательской среде. Кроме того, контрагент должника вправе ссылаться на пропуск срока исковой давности управляющим.

Срок давности при оспаривании ничтожных сделок по основанию злоупотребления правом составляет три года. Сроки подозрительности в отношении таких сделок не применяются. Однако срок исковой давности исчисляется по-разному в зависимости от момента совершения спорной сделки.

В отношении сделок, совершенных после 1 сентября 2010 г.

Применительно к действиям арбитражного управляющего и/или кредитора, оспаривающих сделку по мотиву злоупотребления правом, в настоящее время действует субъективный фактор, характеризующий начало течения срока давности по требованию о недействительности сделки, – осведомленность заинтересованного лица о нарушении его прав («узнал или должен был узнать»). Постановлением Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г.

№ 60 (далее – Постановление № 60) п. 10 Постановления № 32 дополнен новым предложением, согласно которому по требованию управляющего или кредитора о признании недействительной сделки, совершенной со злоупотреблением правом (ст. 10 и 168 ГК РФ) до или после возбуждения дела о банкротстве, исковая давность в силу п.

1 ст. 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства. Срок исковой давности в этом случае для управляющего/кредитора составляет три года со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В отношении сделок, совершенных до 1 сентября 2010 г.

Ранее действовавшая (до 1 сентября 2013 г.) редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной не с субъективным фактором – осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, – а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки независимо от субъекта оспаривания.

Переходными положениями Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ

«О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»

(п. 9 ст. 3; далее – Закон № 100-ФЗ) определено, что новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 г.

Таким образом, по любой сделке, совершенной до 1 сентября 2010 г.

(три года до вступления в силу положений Закона № 100-ФЗ, изменившего редакцию п. 1 ст. 181 ГК РФ), срок исковой давности истекает до 1 сентября 2013 г.

Следовательно, на день вступления в силу Закона № 100-ФЗ (1 сентября 2013 г.) по сделкам, совершенным до 1 сентября 2010 г., по которым с заявлением об их оспаривании как совершенных со злоупотреблением правом управляющие/кредиторы обратились после 1 сентября 2013 г., трехлетний срок исковой давности, исчисляемый по правилам, предусмотренным ранее действовавшим законодательством, истек. Судебная практика ВАС РФ и ВС РФ по вопросу об исчислении сроков исковой давности при оспаривании ничтожных сделок должника, сроки предъявления требований по которым истекли до 1 сентября 2013 г., единообразна (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 марта 2012 г.

№ 15051/11 по делу № А41-25081/2009; Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2015 г.

№ 306-ЭС15-998 по делу № А55-3371/2013, от 5 ноября 2015 г. № 305-ЭС14-1540 по делу № А40-79862/2011). Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п.

1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и ГК РФ, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве). Таким образом, при признании недействительной сделки с должником по мотиву злоупотребления правом (по ст. 10 и 168 ГК РФ) требование контрагента к должнику восстанавливается, и контрагент вправе предъявить его в реестр требований кредиторов должника (если полученное по этой сделке возвращено контрагентом в конкурсную массу должника).

Очень острой в настоящее время в практике рассмотрения споров о банкротстве стала проблема разграничения оснований недействительности сделок, предусмотренных ГК РФ и Законом о банкротстве, о чем уже говорилось в статье . Следует ставить вопрос о фактической конкуренции норм о действительности сделки между ст.

10, 168 ГК РФ (т.е. сделки, совершенные со злоупотреблением правом) и ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные «вредительные» сделки должника). Зачастую конкурсными управляющими не приводятся доводы о том, чем, по их мнению, обстоятельства состоявшихся нарушений выходили за пределы диспозиций п.

1 или 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и зачем необходимо оспаривать сделку должника как ничтожную по мотиву злоупотребления правом. Указанная тема – предмет особого исследования и будет подробно освещена в отдельной статье.